На главную Лекции Рефераты Билеты Дипломы Аспирантура Статьи
Рефераты

 

Психологияразвития слабовидящих людей

СОДЕРЖАНИЕ:

    1. Психосоматика на примере плохого зрения
    2. Развитие психики при нарушениях зрения: дефект и компенсация
    3. Эмоционально-личностное развитие слабовидящих людей
    4. Роль социально-психологической адаптации в процессе интеграцииинвалидов по зрению в общество
    5. Направления работы социального педагога со слабовидящими детьми
    6. Особенности классификации предметов, изображенных на картинках, слабовидящими детьми младшего школьного возраста
    7. Методическая разработка программы для работы с детьми с нарушениями зрения
    8. Литература

Психосоматика на примере плохого зрения.

С позиции окулиста плохое зрение может быть следствием какой-либо из трех причин: это наследственность, или травма, или вредные для зрения привычки (читать в полутьме, смотреть телевизор слишком близко или слишком долго, и т.п.).

Но с позиции психолога-психосоматика его первое предположение о причине заболевания может означать бессознательное нежелание пациента что-то видеть, что-то замечать. Окулист на приеме спросит: «Много ли вы, батенька, читаете, и какое зрение у ваших родителей?», а психолог может спросить: «Подумайте и скажите мне, что и кого вы так сильно не хотите видеть, но вынуждены это делать!?».

При такой постановке вопроса нетрудно понять, что все перечисленные нами объяснения причин возникновения болезни имеют право на существование, – причем одновременно.

И плохое зрение будет – как прямое следствие подавленного желания не видеть чего-то и (или) кого-то. И плохое зрение будет – как сигнал (метафора, сообщение) о том, что нужда и потребность чего-то и кого-то не видеть стала непереносимой, а удовлетворить ее, избежать зловредного раздражителя, нет никакой возможности. Теряя зрение, человек за это получает «вторичную выгоду», то есть обретает возможность не видеть пристально то, что он так не хочет видеть. И он не может распорядиться жизнью так, чтобы раздражитель исчез с его поля зрения, так что ослаблением своего зрения он облегчает психологическое переживание (компенсация). А вынужденный видеть то, чего он видеть не хочет, человек порождает противоречие между частями своего опыта (хорошие зрение с одной стороны и «плохое» психологическое зрение с другой), – и его хорошее зрение уравнивается к «плохому психологическому зрению» (синхронизация). Ну и, наконец, очевидно, что человек тем самым порождает в своем уме жесткие программы «плохого» визуального опыта (он проявляется в словах: «видеть тебя не хочу», «уйди с моих глаз», «глаза бы мои тебя не видели», «и не показывайся мне на глаза», «видеть тебя тошно», и так далее, и тому подобное).

Разумеется, что нежелание видеть кого-то – не есть единственная причина плохого зрения, и я лишь для примера её ввернул. С равным «успехом» зрение может испортиться от столь же сильного желания увидеть кого-либо. Не обращали ли вы, кстати, внимание на то, что у молодежи зрение портится, как правило, со знаком минус (миопия или близорукость), а у людей пожилого возраста – со знаком плюс (дальнозоркость)!? У меня даже на эту оказию появилась одна интересная теория: дело в том, что наши прошлое и будущее независимы от нашего зрения. Нам не нужно зрение, как таковое, чтобы увидеть желаемое будущее, и нам не нужно зрение, чтобы прокрутить в голове «пленку прошлого». Мы используем, так сказать, «внутреннее зрение», мы способны или зрительно вспомнить увиденные картины, или сконструировать новые картины из элементов ранее увиденного. Наши глаза при этом могут быть закрыты.

У пожилых людей много прошлого, весь их прошлый опыт доминирует над настоящим и будущим. А у молодых людей – это «перспективы», это «всё еще впереди», это «будущее».

В этом случае можно предположить, что частое обращение к образам будущего ведет нас к близорукости, а частое обращение к прошлому – к дальнозоркости. Не собираюсь я вас убеждать в том, что это именно так, это всего лишь теория.

Но, по крайней мере, мне это дает ответ, каким таким удивительным образом зрение у людей с возрастом меняется с минуса на плюс, с близорукости на дальнозоркость. Можно также отметить, что люди в настоящем времени, все время «здесь и сейчас» имеют очень мало шансов испортить зрение, потому как все время пользуются только физиологическим зрением, и очень мало – зрением, так сказать, психологическим.

Еще об одной теории ухудшающегося зрения я как-то уже вам рассказывал: по моему мнению, это сопряжено с установлением принудительной физической границы на расстояние взгляда. Подобными границами являются стены домов, заборы, книги, экран монитора и телевизора, и т.д.

Перед глазами все время возникает препятствие, на котором вы фокусируете взгляд, и это расстояние устанавливается принудительно, от вас не зависит, что домов все больше, что на улицах все теснее, что читать нужно все больше и больше, что взгляд все время словно в клетке, ограниченный физически непроницаемыми барьерами. Это проблема, в первую очередь, относится к крупным городам, мегаполисам, типа Нью-Йорка или Москвы, и чем выше их плотность, чем теснее спрессована жизнь,– тем у большего числа людей портится зрение.

А косвенно это может подтвердить тот факт, что на открывающихся больших пространствах без какого-либо препятствия (чертово колесо, верхний этаж многоэтажного дома) появляется какая-та странная «зрительная эйфория». Наверное, наши глаза в этот момент чувствуют себя сбежавшим из тюрьмы узником, который наслаждается свободой.

Наконец, есть у меня еще одна теория о том, что нарушения зрения могут быть связаны с типом и стилем мышления. Дело в том, что помимо наших глаз, у нас есть еще один вид «глаз», которые способны видеть на любые расстояния, которые способны преодолевать любые преграды, которые одинаково хорошо могут видеть и ночью, и днем. Эти «глаза» – наш разум. Разум способен моделировать зрительные ощущения без какой-либо связи с тем, что в данный момент времени видят наши собственные глаза. И интересно отметить, что есть масса идиоматических выражений, которые четко указывают на этот тип «зрения»: «какой ты дальновидный», «зри в корень», «не видит дальше своего носа», и так далее. Правда, я пока не нашел внятного ответа на вопрос, как одно соотносится с другим. Например, мы можем утверждать, что тот человек, который много читает, имеет много шансов ослабить свое зрение. Но можно сказать и нечто совершенно иное: человек, который много читает, все время порождает зрительные картины в своей голове, которых нет в реальности. Или, говоря иначе, он использует физическое зрение для того, чтобы увидеть психологическим «взглядом», его глаза, фактически, становятся сенсорным рудиментом психологического зрения. Истинная зрительная функция всё время угнетается, и мы уже вынуждены делать нечто такое (например, смотреть кино), чтобы восстановить её (как, например, мы идём в спортзал, побегать на тренажере и покрутить педали, чтобы хоть как-то сохранить ресурс мышечной активности).

Но это всё, вышеперечисленное, как говорил товарищ Гамлет, «слова, слова, слова». Как видите, возможных причин и следствий очень много, – и в каждом из них, вероятно, есть свой «намёк», своя изюминка. Скажем так: всё это хороший повод подумать для всех тех, кто считает данную тему актуальной и интересной.

Развитие психики при нарушениях зрения: дефект и компенсация.

Для решения задачи изучения психологии развития слабовидящих людей необходимо подробнее остановиться на некоторых психофизиологических аспектах. Психика слепых и слабовидящих является, как и в норме, единством субъективного и объективного, т.е. в ней отражается объективная действительность, специфически преломляющаяся в сознании каждого индивида. Изучение психики незрячих и слабовидящих осложняется по сравнению с изучением психики нормально видящих следующими особенностями:

    1. На общечеловеческие проявления психики слабовидящих оказывают существенное влияние разнообразные аномальные факторы (нарушения зрения), которые маскируют и зачастую искажают проявления основных закономерностей психических процессов, состоянии и свойств личности. Особенно осложняется процесс выявления общих закономерностей и специфических особенностей психики слабовидящих при осложнении дефектов зрения патологическими изменениями в других частях организма.
    2. Сложность изучения психики слабовидящих заключается также и в том, что контингент лиц, попадающих под данное определение, очень разнообразен как по характеру заболеваний, так и по степени нарушения основных зрительных функций

Далее рассмотрим суть понятия "дефект" и содержание процесса компенсации.

Дефект - это физический или психологический недостаток, влекущий за собой отклонения от нормального развития.

По своему происхождению дефекты разделяются на врожденные, которые могут быть обусловлены неблагоприятными генетическими факторами, хромосомой патологией, различными отрицательными воздействиями на плод в период внутриутробного развития и в момент рождения, и приобретенные, которые могут быть следствием перенесенных в постнатальный период интоксикации, травм и главным образом инфекционных заболевании (менингит, энцефалит, грипп, туберкулез и др.). Врожденные и приобретенные дефекты зрения относятся к первичным соматическим дефектам. Эти аномалии в свою очередь вызывают вторичные функции отклонения (снижение остроты зрения, сужение или выпадение частей поля зрения и пр.), которые оказывают негативное влияние на развитие ряда психологических процессов. Таким образом, можно сделать вывод о том, что между соматическим дефектом и аномалиями в развитии психики имеются сложные и функциональные связи. Впервые сущность дефекта и обусловленное им аномальное развитие было проанализированы Л.С.Выготским. О структуре дефекта, соотношении первичных и вторичных дефектов, неоднозначности влияния различных соматических дефектов на развитие структурных компонентов психики аномальных детей мы знаем также благодаря научным работам Л.С.Выготского. Наиболее значимым для психологии слабовидящих явилось положение этого выдающегося ученого о дивергенции культурного и биологического в процессе развития аномального ребенка и возможности ее преодоления путем создания и использования "обходных путей культурного развития ненормального ребенка" . Вот, как об этом пишет Л.С.Выготский: " Основной отличительной чертой психического развития ненормального ребенка является дивергенция, несовпадение, расхождение, обоих планов развития, слияние которых характерно для развития нормального ребенка. Оба ряда не совпадают, расходятся, не образуют слитного, единого процесса. Пробелы и пропуски в одном ряду вызывают в другом ряду иные пробелы и в иных местах. Обходные пути культурного развития создают особые, как бы нарочито построенные в экспериментальных целях формы поведения".
Важность рассмотренного принципа обходных путей культурного развития, можно обосновать тем, что «дефект, создавая отклонение от устойчивого биологического типа человека, вызывая выпадение отдельных функций, недостаток или повреждение органов, более или менее существенную перестройку всего развития на новых основаниях, по новому типу, естественно, нарушает тем самым нормальное течение процесса врастания ребенка в культуру», при этом "высшего выражения это затруднение... достигает в той области, которую мы выше обозначили как собственную сферу культурно-психологического развития ребенка: в области высших психических функции и овладения культурными приемами и способами поведения".

Любой дефект, т.е. физический или психический недостаток, следствием которого является нарушение нормального развития, приводит к автоматическому включению биологических компенсаторных функций организма. В этом смысле компенсацию можно определить как универсальную способность организма в той или иной степени возмещать нарушения или утрату определенных функций. Однако при наличии таких тяжелых дефектов как слепота и слабовидение компенсаторное приспособление не может расцениваться как полное, восстанавливающее нормальную жизнедеятельность человека, если оно протекает только в биологическом плане. Таким образом, компенсацию слепоты и слабовидения следует рассматривать как явление биосоциальное, синтез действия биологических и социальных факторов.

С исследованием физиологических механизмов компенсации связаны такие всемирно-известные имена, как И.И.Павлов и П.К.Анохин. Необходимо отметить, что три основных принципа рефлекторной теории - причинность, единство анализа и синтеза, структурность, сформулированные И.П.Павловым, явились основополагающими для теории компенсации. Однако исследования П.К.Анохина показали следующее:

    1. Рефлекторный характер возникновения и протекания компенсаторных перестроек основан на принципах, общих для возмещения любого дефекта;
    2. Независимо от характера и локализации дефекта компенсаторные приспособления осуществляются по одной схеме и подчиняются единым принципами.

Как уже отмечалось выше, психика слепых и слабовидящих существенно не отличается от психики нормально видящих людей, однако имеет некоторые особенности, в связи с той огромной ролью, которую играет зрение в процессах отражения и контроля за деятельностью. Глубокое нарушение функции зрения, прежде всего, сказываются на фундаментальном свойстве отражательной деятельности человека - активности. Особенно существенно нарушения зрения затрудняют ориентировочно-поисковую деятельность. А.Г. Литвак объясняет это явление тем, что развитие активности зависит не только от возможности удовлетворить потребность узнать, что окружает индивида, но и от внешних воздействий, которые способствуют возникновению мотива ориентировочной деятельности. Количество же таких воздействий на слабовидящих резко снижается в связи с нарушениями зрительных функций и обусловленной этим ограниченной возможностью перемещения в пространстве. Наиболее отчетливо снижение активности наблюдается в преддошкольном и дошкольном возрасте.

У учащихся начальной школы снижение активности наблюдается также достаточно отчетливо . Однако, принимая во внимание положение Л.С.Выготского о том, что основой компенсаций дефекта должна стать конвергенция (сведение) созревания и развития на основе использования обходных путей, можно с уверенностью говорить о реальной возможности нейтрализовать действия этих неблагоприятных факторов на развитие ребенка . Стимулируя в процессе специально организованного воспитания и обучения активность, перцептивные потребности, включая в деятельность сохранные анализаторные системы, можно дать развитию психики слепых и слабовидящих детей направление, максимально приближающее к развитию нормально видящих детей

Но все-таки, в тифлопедагогической литературе отмечаются определенные отличия психического развития слабовидящего ребенка от зрячего. В общих чертах они сводятся к тому, что ряд психических процессов (ощущение, восприятие, представление) оказываются в прямой зависимости от глубины дефекта, а некоторые психические функции (цветоощущение, скорость восприятия и др.) зависят также от характера патологии , .

Отмечается также и то, что такие структурные компоненты, как мировоззрение, убеждения, моральные черты характера и т.п., оказывается независимыми от глубины дефекта и характера патологии зрения. При этом зависимость развития психики от состояния зрительных функций проявляется не столько в конечных результатах этого процесса, сколько в его динамике .

Таким образом, дефект представляет собой физический или психологический недостаток, который влечет за собой отклонения от нормального развития. Врожденные и приобретенные дефекты относятся к первичным соматическим дефектам, вызывающим вторичные функциональные нарушения, которые в свою очередь оказывают негативное влияние на развитие ряда психологических процессов. Следовательно, можно сделать вывод о наличии сложных структурных и функциональных связей между соматическим дефектом и аномалиями в развитии психики. Любой дефект, следствием которого явилось нарушение нормального развития, приводит к автоматическому включению компенсаторных функций организма. В контексте слабовидения, компенсацию следует рассматривать как явление биосоциальное, т.е. синтез действия биологических и социальных факторов. Особенно существенно дефект зрительных функций сказывается на фундаментальном свойстве отражательной функции человека - активности, что частично объясняется снижением количества внешних воздействий, способствующих развитию мотива ориентировочной деятельности, на слабовидящего. Однако, анализируя научные исследования Л.С.Выготского, а также тифлопедагогический опыт других специалистов, можно прийти к выводу о том, что, реализуя обходные пути культурного развития слабовидящего ребенка, включая в деятельность сохранные анализаторные системы, можно минимизировать действие неблагоприятных факторов на развитие психики такого ребенка.

Эмоционально-личностное развитие незрячих и слабовидящих людей

Очень многое в отношении слабого зрения зависит от социальных условий, от влияния наследственности, от собственных усилий, от работы над самим собой"

Тифлопсихологами отмечается тот факт, что дефекты зрения могут приводить к развитию негативных черт характера, таких как негативизм, внушаемость, ленивость, конформность и другие. Однако при правильной организации воспитания и обучения слабовидящего ребенка формирование позитивных свойств личности, мотивации общения и обучения оказывается практически независимым от состояния зрительного анализатора.

Таким образом, очевидно, что в формировании основных свойств личности на первый план выступают социальные факторы, действие которых оказывается относительно или полностью независимым от времени возникновения и глубины патологии зрения.
Нарушения зрения оказывают влияние на диапазон избирательного отношения аномального ребенка к окружающей действительности, сужая его в зависимости от глубины патологии. Однако интересы к определенным видам деятельности, успешно осуществляющейся без зрительного контроля, оказываются такими же глубокими, устойчивыми и действенными, как и у нормально видящих людей. Таким образом, содержательная сторона психики при развивающем обучении оказывается независимой от дефектов зрения.

Следовательно, между зрячими и слабовидящими людьми различия могут наблюдаться только в динамике становления различных свойств личности.

Подчеркивая большую роль социально-психологического сопровождения детей с нарушениями в развитии, Л.С. Выготский писал, что наступит время, когда аномальные дети, "перестанут быть дефектными, потому что дефектность есть понятие социальное. Социальное воспитание победит дефективность".

По данным наблюдений тифлопсихологов нарушение зрения и его крайняя форма - слепота, значительно сужая сферу чувственного познания, не может повлиять на общие качества эмоций и чувств, их номенклатуру и значение для жизнедеятельности.

Современные тифлопсихологи изучая особенности развития слабовидящих людей, приходят к выводу о том, что компенсаторные процессы, а также адекватное, специально организованное воспитание и обучение детей с нарушениями зрения и слепотой способны минимизировать негативное влияние нарушений развития на эмоциональную сферу.

Роль социально-психологической адаптации в процессе интеграции инвалидов по зрению в общество

Социально - психологическая адаптация людей с нарушениями зрения в настоящее время является одной из важнейших проблем тифлопсихологии. Проживая длительное время в условиях замкнутого пространства, (чаще всего таковым является специальная школа или интернат), слабовидящие дети лишены возможности самостоятельно и полноценно включаться в социальную жизнь.

Цели и задачи специальных школ зачастую сужаются до интенсификации интеллектуального развития и формирования тех знаний и представлений, которые позволяют успешно сдать экзамены и поступить в другие учебные заведения. По свидетельству специалистов выпускники средних специальных учебных учреждений закрытого типа испытывают большое количество психологических трудностей и проблем, связанных с их интеграцией в общество здоровых людей . Понятие интеграции в тифлопсихологии предполагает процесс вхождения человека с нарушениями зрения в общество на равных правах с нормально видящими людьми. Закрытость и отгороженность специальных учебных заведений от внешнего мира ограничивает социальный опыт детей-инвалидов, затрудняет формирование коммуникативных навыков. Следствием этого являются не только затруднения при ориентировке в пространстве, адекватном осознании дефекта зрения, налаживании коммуникативных связей выпускников специальных школ-интернатов, но и неосведомленность общества о реальных возможностях и психологических особенностях детей с нарушениями зрения.

Для большинства слабовидящих детей первым опытом вхождения в социальную группу является поступление в школу. По мнению специалистов от того, насколько успешно будет проходить становлений личности слабовидящего ребенка в школьной группе, зависят его возможности интеграции в общество в будущем. В связи с этим возрастает актуальность организации целенаправленного психологического сопровождения незрячих и слабовидящих детей с момента их поступления в школу, в рамках которого психологами и тифлопедагогами осуществлялась бы работа по снижению трудностей в социально-психологической адаптации на всех этапах развития личности ребенка.

А.В.Петровский, определяя развитие личности в изменяющейся социальной среде, пишет: "В том случае, если индивид входит в относительно стабильную социальную общность, он закономерно проходит три фазы своего становления в ней как личности".

Первая фаза становления личности, в соответствии с концепцией А.В.Петровского, предполагает усвоение действующих в общности норм и овладение соответствующими формами и средствами деятельности, и обозначается как фаза адаптации.

Вторая фаза, обозначающаяся как фаза индивидуализации, обусловлена "обостряющимся противоречием между достигнутым результатом адаптации - тем, что он стал таким, как все в группе, - и неудовлетворенной на первом этапе потребностью индивида в максимальной персонализации".

Третья фаза обозначается А.В.Петровским как фаза интеграции. "В рамках этой фазы в групповой деятельности у индивида складываются новообразования личности, которых не было у него и, быть может, нет и у других членов группы, но которые отвечают необходимости и потребностям группового развития и собственной потребности индивида осуществлять значимые "вклады" в жизнь группы".

В соответствии с этой теорией каждая из перечисленных фаз выступает как момент становления личности в ее важнейших проявлениях и качествах. Таким образом, если человеку не удается преодолеть трудности первого, адаптационного периода и вступить во вторую фазу развития, у него, скорее всего, будут формироваться качества конформности, зависимости, безынициативности, появится робость, неуверенность в себе и в своих возможностях.

Это положение еще раз доказывает необходимость психологического сопровождения слабовидящих детей, так как успешное преодоление трудностей социально-психологической адаптации во многом определяет дальнейший ход интеграции детей с нарушениями развития в общество.

Подводя итог теоретическому обзору основных закономерностей развития слабовидящих людей необходимо подчеркнуть, что одним из путей профилактики нарушений социально-психологической адаптаций у детей-инвалидов, обучающихся в интернате, является организация целенаправленного психологического сопровождения с использованием особых диагностических средств.

Направления работы социального педагога со слабовидящими детьми

Чего не хватает слепому человеку? Ему не хватает душевного психологического комфорта. Причина такого явления заключается в атмосфере отчужденности во взаимоотношениях между инвалидами по зрению и зрячими, в предубеждении.

Многие отечественные ученые (В.И.Руднев, Ф.И.Шоев и др.) отмечают негативные моменты обучения слабовидящего ребенка в условиях специализированных учреждений. Изолированность данных учреждений приводит к исключению ребенка с нарушениями зрения из многих социальных связей, а тепличная атмосфера специально-организованного социума - к искажению личностного развития ребенка. Поэтому приоритетным направлением в работе социального педагога в специальных учреждениях является адаптация и интеграция слабовидящих детей в социум.

Особенности адаптации слабовидящих детей проявляются в следующих аспектах. Нарушение зрения влечет за собой нарушение социальных контактов и целый ряд отклонений в формировании личности, что вызывает появление негативных характерологических особенностей у слабовидящего ребенка, таких как сужение круга интересов, обусловленное ограничениями в сфере чувственного отражения; ограничения или недоступность в работе, требующей большой зрительной нагрузки. Кроме того, дефект провоцирует, особенно в сфере семейных отношений, возникновение гипопротекции или гиперпротекции. В результате чего у слабовидящего ребенка формируются отрицательные черты характера, такие как эгоизм, нерешительность, внушаемость, упрямство, негативизм, равнодушие и т.д. Сравнительно ограниченные контакты с окружающими влекут за собой замкнутость, аутичность.

Зрение остается у слабовидящих детей ведущим анализатором, но их зрительное восприятие отличается узостью обзора и снижением точности, из-за чего у таких детей возникают трудности в пространственной ориентировке. При зрительной работе эти дети быстро утомляются, что вызывает снижение умственной и физической работоспособности.

Зрительная работоспособность,%.
Нормальновидящие Слабовидящие Миопия Гиперметропия
100% 90,7% 78,3%

Слабовидящим детям необходимо постоянное консультирование в офтальмологической клинике, правильный подбор оптических средств коррекции, дозирование учебной нагрузки.

Существенное значение имеет и компенсация функций поврежденного органа за счет деятельности других анализаторов. Но все же компенсация дефекта происходит в условиях специально организованного коррекционного образования, где сам процесс образования направлен на максимальное развитие каждого слабовидящего ребенка. Активное участие в организации учебного процесса принимает и социальный педагог. Ниже приводятся основные направления социально-педагогической деятельности, рекомендуемые социальному педагогу, работающему в специальном образовательном учреждении для слабовидящих детей (данный перечень был составлен на основе работы социального педагога в школе-интернате для слабовидящих детей №5).

    1. Социальный педагог проводит диагностику каждого слабовидящего ребенка. При работе с такими детьми ему необходимо владеть целым комплексом социологических, психологических, педагогических и медицинских методов исследования. В результате социально-педагогической диагностики распознаются социально-психологические характеристики воспитательного микросоциума, особенности педагогического процесса и семейного воспитания, а также индивидуально-психологические характеристики личности, связанные с ее социальными взаимодействиями. Только полный анамнез дезадаптированного слабовидящего ребенка делает доступным выяснение причины его социальной дезадаптации.
    2. На основании результатов социально-педагогической диагностики социальный педагог совместно с психологом и родителями составляет индивидуальную программу для каждого слабовидящего ребенка, где учитываются уровень его возможностей, его желания и интересы.
    3. Социальный педагог осуществляет регулярный контроль над соответствием выбранной программы обучения реальным достижениям и уровню развития ребенка. Все окружающие взрослые должны быть им подготовлены и реально участвовать в решении общеобразовательных задач и за пределами образовательного учреждения. Социальная адаптация средствами образования не должна заканчиваться периодом школьного обучения. Практически слабовидящий ребенок нуждается в помощи на протяжении всей своей жизни, хотя с возрастом задачи процесса социальной адаптации и коррекции будут принципиально меняться.
    4. Также социальный педагог занимается разработкой специальных тренингов для повышения уровня социально-психологической адаптивности ребенка к негативным тенденциям и воздействиям общества, подготовки ребенка к интеграции в детские учреждения, трудовой коллектив и т.д. Один из таких тренингов был проведен на базе школы-интерната для слабовидящих детей №5. После диагностики социально-психологической адаптации подростков К. Роджерса и Р. Даймонда, проведенной в параллели 8-х классов, у 5-ти детей была выявлена тотальная дезадаптация. На основании данных диагностики была разработана программа тренинго-игровой коррекции нарушений свойств субъекта самосознания и общения у социально-дезадаптированных слабовидящих детей. Спецификой данного тренинга стало привлечение нормально видящих подростков с адекватной самооценкой и средним уровнем коммуникации. После окончания тренинга была проведена повторная диагностика, в результате чего было установлено снижение уровня дезадаптации у детей с нарушениями зрения.
    5. Социальный педагог организует мероприятия, направленные на социальную адаптацию, на уровне района, привлекая к сотрудничеству другие образовательные учреждения.
      Совокупность этих направлений формирует систему социально-педагогической работы со слабовидящими детьми. Ведь только в результате специально организованной и целенаправленной деятельности социального педагога дети с нарушениями зрения достигают относительно высоких результатов в интеллектуальном развитии, приобретают положительные черты личности, необходимые для активного участия в жизни общества.

Е.В. Кулешова, 4-й курс, ф-т СП, МГППУ «Особенности классификации предметов, изображенных на картинках, слабовидящими детьми младшего школьного возраста»

Отсутствие у детей зрения или его глубокие нарушения в раннем возрасте оказывают негативное влияние на формирование и развитие их познавательной деятельности, в том числе на зрительное восприятие и мыслительные процессы, одним из которых является классификация.

Известно, что классификация – это мысленное выделение признаков, служащих основанием для разделения предметов или явлений по группам и категориям. В процессе классификации наиболее важно выделить существенные, информативные признаки. Классификация осуществляется на основе процессов сравнения и обобщения.

Наша экспериментальная работа была направлена на изучение особенностей формирования и развития умения группировать предметы, изображенные на картинках.

Объект изучения – слабовидящие учащиеся начальных классов (6 учащихся 1-го класса, 10 – 2-го класса и 10 – З-го класса). Метод исследования – психологический эксперимент, состоящий из 4 этапов:

  • На первом этапе учащимся в индивидуальном порядке предлагался набор из 17 хорошо знакомых картинок (последовательно по одной в определенном порядке). Нужно было посмотреть внимательно и назвать, какой предмет изображен на картинке. При неправильном ответе предлагалось еще раз внимательно посмотреть. Так продолжалось до четырех раз.
  • На втором этапе нужно было сгруппировать картинки.
  • Третий этап заключался в назывании общим понятием выделенных групп.
  • На четвертом этапе школьникам предлагалось объяснить принцип классификации.

Ответы и время, затраченные на выполнение задания, фиксировались в протоколах.

Результаты экспериментов показали следующее:

    1. He все школьники правильно узнали предъявленные на картинках предметы. Лучшие результаты отмечаются у третьеклассников. Различия между ними и первоклассниками существенные, они составили 23%. Учащиеся, рассматривая изображенный предмет, зачастую выделяли не информативный его признак, а второстепенный. Так, например, называя гуся уткой, брали за основание похожее: форму и цвет, не учитывая главное – размер, особенности шеи.
    2. Распределение изображенных предметов по группам также вызвало затруднения у слабовидящих учащихся. Группировка предметов осуществлялась на основе выделения разных оснований, не соблюдалась единая иерархическая классификация – животные, мебель, плоды, посуда. Вместо этого – животные, мебель, овощи, посуда. Группа «овощи» не родовое, а видовое понятие. Кроме того, допускались и другие ошибки, заключающиеся в объединении групп по функциональному или ситуационному признаку. Например, относили к группе «посуда» шкаф, объясняя это тем, что «посуда должна стоять в шкафу»; к группе «животные» – тарелку, так как «животные из нее едят».
    3. Более трудным заданием для учащихся было называние групп общим понятием. Только половина из них смогла дать правильные названия всем четырем группам. Остальные допускали ошибки, используя понятия разного, уровня, как, например, группу «овощей» называли «едой», «продуктами» и т. д. Причем не соблюдалась иерархия понятий. Такие ошибки наблюдались чаще у первоклассников и второклассников: 33 и 30% соответственно.
    4. Объяснение принципа классификации было наиболее сложным заданием. Узнав предметы, сгруппировав их и правильно выбрав для них понятие, учащиеся сильно затруднялись объяснить, на каком основании они выделяли группы, то есть затруднялись выделить единый классификационный признак. Особо следует подчеркнуть, что чаще всего при объяснении использовался или функциональный, или номинальный признак. Например, «мебель» – «на ней сидят, пишут, вещи кладут». Кроме того, объясняя правильно принцип группировки одной группы, при объяснении другой часто не давали правильного названия, подменяя его неправильным. Отмечались единичные случаи у первоклассников, когда они не смогли дать объяснение принципа группировки.
    5. Отмеченные выше затруднения в выполнении классификации наиболее характерны для первоклассников и второклассников. С возрастом количество правильной группировки изображенных предметов возрастало, другими словами, с обучением и развитием учащихся повышается уровень сформированности понятий.

Таким образом, результаты экспериментального изучения особенностей классификации показали, что слабовидящие учащиеся младших классов испытывают трудности в выделении информативных признаков изображенных на картинках предметов, хотя они и хорошо знакомы им, то есть они испытывают трудности как в их узнавании, так и в их группировке, в назывании групп общим понятием и особенно при объяснении принципа классификации.

Это свидетельствует о том, что у слабовидящих младших школьников недостаточно сформирован уровень наглядных представлений об этих предметах, их информативных признаках, которые смогли бы стать опорой для опознания предметов, их сравнения. С развитием и обучением учащиеся хотя и овладевают группировкой изображенных предметов, но без специально организованного обучения этот процесс идет медленно.

Методическая разработка программы для работы с детьми с нарушениями зрения

Цель: создание условий для развития и социальной адаптации детей с нарушениями зрения.

Метод: интеллектуальное развитие через эстетическое восприятие.

Содержание программы:

1. Релаксация (расслабление) выработка положительного настроя - 10 мин.

Лежа на полу, руки вдоль туловища. Полностью расслабляются с помощью определенных формул (расслабление идет снизу вверх):

«Пальцы ног расслаблены, ступни расслаблены, икры расслаблены, бедра расслаблены». «Ноги расслаблены, теплые, тяжелые». Проверить ноги: бедра, колени, икры, ступни, пальцы расслаблены.

«Поясница, спина, грудь расслаблены».

«Сердце бьется спокойно и ровно. Печень расслаблена, мочевой пузырь расслаблен, селезенка расслаблена». Проверить: селезенка, мочевой пузырь, печень расслаблены.

Руки: «Пальцы расслаблены, кисти расслаблены, предплечья расслаблены, плечи расслаблены». «Руки расслаблены, теплые, тяжелые».

«Шея расслаблена».

«Лицо расслаблено, челюсть отвисает, глаза расслаблены». «Я — чайка, небо голубое, голубое. Я парю один в небе». Длительность выполнения до 10—15 мин.

Терапевтический эффект. Благоприятно дейсвует на нервную систему, сердце, систему кровообращения; идеальный отдых для всех систем организма.

2. Зарядка, разминка для глаз 15 мин.

Упражнение№ 1. Сесть или лечь. Расслабиться. Скосить глаза на кончик носа (глаза открыты). Делаем полный вдох, а затем полный выдох.

Поначалу ставить указательный палец правой руки на кончик носа.

Упражнение №2. Поставить указательный палец на лоб в области третьего глаза. Скосить глаза на кончик этого пальца. Сделать одно полное дыхание.

Упражнение № 3. Указательный палец — на кончик носа. На полном вдохе отводим палец от кончика носа как можно дальше продолжая смотреть на него. На полном выдохе подводим палец к кончику носа, продолжая смотреть на него (на кончик носа).

Упражнение № 4. Указательный палец — на лоб в области третьего глаза. На вдохе отводим палец как можно дальше, продолжая смотреть на область третьего глаза, на выдохе подводим палец ко лбу, продолжая смотреть на область третьего глаза.

Упражнение № 5. Голову откинуть как можно дальше назад. Смотреть на кончик носа. Сделать полное дыхание.

Упражнение № 6. Голову откинуть как можно дальше. Сделать полное дыхание. Смотреть на область третьего глаза.

3. Работа с образами 15 мин.

Закрываем глаза, мыслей нет никаких, дыхание свободное, легкое. Теперь появляется белый луч, мы направляем этот луч к нашим глазам, чувствуем как тепло подходит к глазам и они расслабляются, представляем цветок (розу) и концентрируемся на этом изображении. Наше видение улучшается, изображение становится все чётче, яснее.

4. Применение метафоры для развития самосознания слабовидящих детей 20 мин.

Через понимание метафоры, через расшифровку и построение метафорических образов человек развивает воображение, интуицию, мышление, учится получать эстетическое наслаждение от литературных текстов, косвенным путем приобретает представление о нормах поведения и нравственных ценностях.

Свойства метафоры усиливаются, если она облечена в форму сказки: сказочная метафора обладает «свойством преломления» в восприятии мира. Она позволяет не только увидеть измененные формы и размеры, но и разглядеть новое содержание в обычных вещах.

Дикие козы и пастух

Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: "Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами".

Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Рыбак и рыбешка

Рыбак забросил невод и вытащил маленькую рыбешку. Рыбешка стала умолять, чтобы он пока отпустил ее - ведь она так мала, - а поймал бы потом, когда она подрастет и от нее больше будет пользы. Но рыбак сказал: "Дураком бы я был, если бы выпустил добычу, которая уже в руках, и погнался бы за неверной надеждой".

Басня показывает, что лучше выгода малая, но в настоящем, чем большая, но в будущем.

Звездочет

Один звездочет имел обыкновение каждый вечер выходить из дому и смотреть на звезды. И вот, прогуливаясь однажды по окраине и всеми мыслями устремившись в небеса, он нечаянно провалился в колодец. Тут он поднял крик и плач; и какой-то человек, заслыша эти вопли, подошел, догодался, что случилось, и сказал ему: "Эх ты! хочешь рассмотреть, что делается в небе, а что на земле, того не видишь?"

Эту басню можно применить к таким людям, которые хвастаются чудесами, а сами не в силах сделать и того, что может всякий.

Хозяйка и служанки

У одной рачительной вдовы были служанки, и она каждую ночь, едва запоет петух, будила их на работу. Измученные работой без передышки, решили служанки задушить домашнего петуха; в нем вся беда, думали они, потому что это он будит по ночам хозяйку. Но когда они это сделали, пришлось им еще хуже: хозяйка теперь не знала ночного времени и будила их не с петухами, а еще того раньше.

Так для многих людей собственные хитрости становятся причиной несчастий.

Литература

    1. Н.Д. Малиновская «Психология развития незрячих и слабовидящих людей» // 2001г.
    2. О.И. Липкова «К проблеме компенсации слепоты» // Материалы научных конференций РГГУ)
    3. Вит Ценёв «Психосоматика на примере плохого зрения» // psyberia.ru
    4. Гудонис В. «Теоретические предпосылки интеграции лиц с нарушенным зрением» // Дефектология. - 1996.- ©2.- С. 7.
    5. Е.В. Кулешова, 4-й курс, ф-т СП, МГППУ// «Вопросы психологии» №3 2003 г. «Особенности классификации предметов, изображенных на картинках, слабовидящими детьми младшего школьного возраста»
    6. Солнцева Л.И. «Адаптация диагностических методик при изучении детей с нарушениями зрения» // Дефектология. - 1998.- © 4 С. 9.
    7. Солнцева Л.И. «Модели интегрированного обучения детей с нарушениями зрения» //Дефектология. - 1997.- © 2.-С. 8.
    8. Хювяринен Л. «Зрение у детей: нормальное и с нарушениями»: Пер. с англ. - СПб.: Петербург-XXI ВЕК. 1996.

 


©2004-2007 Dreamkids. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна. РБК хостинг
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 LiveInternet