Мир психологии

психология для всех и каждого

Дата: 22.04.18

Время: 19:07

почта: dreamkids@mail.ru

Вы здесь: Студенты Дипломы Психология Послеродовая депрессия и факторы, влияющие на ее формирование

Послеродовая депрессия и факторы, влияющие на ее формирование

Индекс материала
Послеродовая депрессия и факторы, влияющие на ее формирование
Эмпирическое исследование.
Выводы.
Заключение.
Библиография.
Приложение 1. Бланк шкалы депрессии Бека.
Приложение 2. Бланк методики дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге.
Приложение 3. Бланк методики «Характерологический опросник К. Леонгарда».
Приложение 4. Бланк опросника уровня личностной тревожности Ж. Тейлор.
Приложение 5. Бланк теста «Уровень субъективного контроля».
Все страницы

Данная работа посвящена исследованию проблемы послеродовой депрессии и факторов, влияющих на ее формирование.

Дзыза Екатерина Евгеньевна

МОСКВА

2005

 

Содержание

Введение

1. Литературный обзор

1.1. Понятие о послеродовой депрессии

1.2. Факторы формирования послеродовой депрессии

1.3. Психологические факторы формирования послеродовой депрессии

1.4. Материнское поведение женщин с послеродовой депрессией

1.5. Влияние послеродовой депрессии на психическое развитие младенца

2. Эмпирическое исследование

2.1. Цели, задачи, гипотеза, предмет и объект исследования

2.2. Методики исследования

Шкала депрессии Бека

Методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге

Характерологический опросник К. Леонгарда

Опросник уровня личностной тревожности Ж. Тейлор

Тест «уровень субъективного контроля»

Рисуночный тест (я и мой ребенок)

2.3. Описание результатов

2.4. Обсуждение результатов

Выводы

Заключение

Библиография

Приложение 1. Бланк шкалы депрессии Бека

Приложение 2. Бланк методики дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге

Приложение 3. Бланк методики «Характерологический опросник К. Леонгарда»

Приложение 4. Бланк опросника уровня личностной тревожности Ж. Тейлор

Приложение 5. Бланк теста «Уровень субъективного контроля»

Введение.

Актуальность исследования.

Данная работа посвящена исследованию проблемы послеродовой депрессии и факторов, влияющих на ее формирование.

Актуальность исследования обусловлена широкой распространенностью данного расстройства: по данным разных исследований послеродовая депрессия встречается у 10—15% родивших женщин (Cox J.L., Murray D., Champman G.A., 1998; Kumar R., Robinson K.M., 1984; Скобло Г.В., Баз Л.Л., Баландина Т.А., 1996; Скобло Г.В., Баландина Т.А., 1999).

Актуальность определяется также тем, что изменение эмоционального состояния женщины в кризисный период жизни семьи оказывает сильное влияние на всех членов семьи и, прежде всего, на младенца. Влияние же послеродовой депрессии оказывается особенно неблагоприятным. Депрессия становится преградой между матерью и ребенком, нарушает контакт и взаимопонимание. Депрессивное состояние матери, продолжающееся длительное время, нарушает нормальное развитие ребенка и способствует формированию у него психических расстройств разной степени тяжести.

В связи с этим изучение факторов, влияющих на формирование послеродовой депрессии и особенностей ее течения, оказывается чрезвычайно важным для профилактики и коррекции данного состояния.

Цель исследования:

Изучить уровни послеродовой депрессии у женщин в послеродовом периоде и эмоционально-личностные факторы, влияющие на данный уровень.

Задачи исследования:

  1. анализ литературы по проблеме послеродовой депрессии;
  2. подбор методического обеспечения исследования;
  3. проведение эмпирического исследования послеродовой депрессии;
  4. анализ результатов исследования и выявление эмоционально-личностных факторов, влияющих на уровень послеродовой депрессии.

Гипотеза исследования:

Уровень послеродовой депрессии связан с эмоционально-личностными факторами.

Предмет исследования:

Уровни послеродовой депрессии у женщин в послеродовом периоде и эмоционально-личностные факторы, влияющие на данные уровни.

Объект исследований.

Женщина, находящаяся в послеродовом периоде.

1. Литературный обзор.

1.1. Понятие о послеродовой депрессии.

Послеродовая депрессия (ПД) — достаточно широко распространенное эмоциональное расстройство. Это длительное и субъективно тяжелое состояние, сопровождающееся снижением настроения, недостатком интереса к жизни, подавленностью. У женщин с подобным расстройством выявляется высокий уровень тревоги, иногда — страхи. По МКБ-10 эти состояния обычно соответствуют диагностическим критериям рекуррентного депрессивного расстройства (F10). Среди синдромальных типов преобладают тревожные и адинамические расстройства (Баз Л.А., 2005).

При ПД часто встречаются и соматовегетативные симптомы:

  • отсутствие или снижение аппетита;
  • те или иные расстройства сна (трудность при засыпании, раннее пробуждение, поверхностный сон, не приносящий чувства отдыха, или кошмарные сновидения);
  • отсутствие сил и желания что-либо делать, сопровождающееся постоянным чувством усталости;
  • невозможность сконцентрироваться на простейших жизненных ситуациях;
  • головные боли, головокружения, мигрени;
  • неприятные ощущения в области сердца и живота, боли в суставах;
  • нарушения менструального цикла, исчезновение сексуального влечения.

Возможно возникновение и другой соматической симптоматики, призванной маскировать депрессию.

Для ПД характерна неспособность адекватно оценивать свое состояние, изменить плохое настроение на хорошее, тревогу и обидчивость - на спокойствие и деловитость. Ситуация усугубляется еще и тем, что негативные переживания, испытываемые женщиной, не похожи на ожидаемые радость и облегчение, которые должны были бы наступить после родов. Возникает чувство одиночества, изолированности, кажется, что никто не обращает внимания и совершенно не придает значения тому, что происходит с ней, не понимает всей важности ее беспокойства по поводу ребенка. Женщине кажется, что ее состояние совершенно не интересно окружающим, что они не поддерживают и не понимают ее.

По данным зарубежных авторов, послеродовая депрессия встречается у 10—15% родивших женщин (Cox J.L., Murray D., Champman G.A., 1998; Kumar R., Robinson K.M., 1984). Исследования, проведенные Г.В. Скобло в нашей стране, свидетельствует о такой же распространенности послеродовых депрессивных расстройств (Скобло Г.В., Баз Л.Л., Баландина Т.А., 1996; Скобло Г.В., Баландина Т.А., 1999). В 2 раза чаще встречаются легкие депрессии, чем умеренные.

Как правило, ПД начинается в первые дни или первые две недели после родов и продолжаются от 1 до 6—7 месяцев (Скобло Г.В., Баландина Т.А., 1999). Однако Cox, Rooney обнаружили, что ПД может возникать даже через три года после рождения ребенка. При этом женщины, страдающие депрессией, часто не лечились в течение года, после ее появления, поскольку не была проведена своевременная диагностика (Gilbert P., 1992, C.48).

1.2. Факторы формирования послеродовой депрессии.

Послеродовая депрессия обусловлена действием широкого спектра разнообразных факторов. Можно выделить четыре основные группы этих факторов:

  1. наследственная предрасположенность к аффективным расстройствам;
  2. физические и физиологические причины (изменения организма во время беременности и после родов и т.п.);
  3. социальные факторы (особенности семьи и социального окружения);
  4. психологические факторы (особенности личности женщины, восприятия себя как женщины, матери и т.п.).

Следует отметить, что, как правило, причины ПД носят комплексный характер. Рассмотрим их подробнее.

Наследственная предрасположенность к аффективным расстройствам, как правило, проявляется задолго до беременности и родов. Такие женщины часто испытывают значительные эмоциональные колебания: «приступы» раздражительности, вялости, утомляемости, повышенной плаксивости. Нередко им сопутствуют склонность к тревогам и страхам, вегетативные нарушения (головокружение, головная боль, тошнота, озноб, учащенное сердцебиение и мочеиспускание, нарушение сна и аппетита). Беременность и роды служат лишь толчком для возникновения депрессивного состояния.

Во время беременности происходит сильное изменение уровня гормонов в организме женщины: изменяется как количество выделяемых гормонов, так и их соотношение. Возрастающий уровень гормонов обеспечивает оптимальный кровоток в сосудах плаценты, а в момент родов - способность матки к сокращениям. После родов резкое снижение прогестерона и эстрогена вызывает изменение эмоционального состояния женщины, возникновение вялости. Гормональные причины обычно связывают с постродовым унынием, которое длится от нескольких часов до 3-х дней, но не более.

К физиологическим факторам возникновения ПД также можно отнести переутомление и недосыпание, связанные с кормлением и уходом за новорожденным.

Также послеродовые психические расстройства могут быть связаны с инфекцией, попавшей в организм во время родов через половые органы.

Физическое состояние после родов также может рассматриваться как один из факторов ПД, например, наличие швов, усталость, трудности с туалетом, принятием пищи, отсутствие комфорта в палате. С физическим состоянием также связано принятие образа тела после родов. Женщины, которые боятся потерять тонкость талии, переживают за состояние фигуры, болезненно воспринимают появление обвисшего живота, переживают, что никогда не удастся восстановить прежние формы.

К социальным факторам возникновения ПД в первую очередь относятся отношения в семье, так как в послеродовом периоде поддержка и внимание близких становятся крайне необходимы для женщины. Любые сложности во взаимоотношениях с мужем и родителями могут стать провоцирующим фактором послеродовой депрессии.

Изменения, происходящие в жизни семьи после появления ребенка, также играют роль в возникновении депрессии. Отношения между супругами, родительские отношения текущие и предыдущие, жизненные события, способности и поддерживающие взаимоотношения отражаются на состоянии матери и ребенка. К примеру, если отец ребенка отказывается помогать жене в уходе за ребенком или проявляет недостаточно внимания к жене (Chalmers B., 1997; J. Mark, G. Williams, 1992).

Исследования особенностей семей, вызывающих или усиливающих ПД, показали, что женщины с ПД значимо чаще имели дисфункциональные родительские семьи, а также свои собственные, они получали меньше поддержки со стороны своих матерей и своих мужей (Скобло Г.В., Баз Л.Л., Баландина Т.А., 1996; Скобло Г.В., Баландина Т.А., 1999).

Зачастую неумение построить свою собственную семейную жизнь обусловлено отсутствием позитивного опыта семейной жизни, полученного в детстве и юности в родительской семье. Доверие, поддержка и любовь родителей способствуют формированию у будущей мамы уверенности в себе, что помогает впоследствии адаптироваться к новой для себя роли матери. А если у женщины нет положительного опыта семейной жизни, который помогает строить взаимоотношения в собственной семье, она оказывается неподготовленной к восприятию себя в роли жены, а затем и матери. Ей труднее понять причины неизбежных трудностей семейной жизни. Она хуже адаптируется к любому стрессу, в том числе к беременности и родам.

Исследования особенностей самосознания и эмоционального отношения к своей семье женщин с ПД показали, что они проявляются в более негативном отношении к своему ребенку, которое сохранялось на протяжении всего первого года жизни ребенка. Также было обнаружено более негативное, чем в группе женщин без ПД, эмоциональное восприятие всей семейной системы в целом: собственной матери и отца, мужа как супруга и как отца ребенка (Баз Л.Л., 2000).

В исследованиях М. О'Нага (1986), A. Stein et. al. (1991) было показано, что женщины с ПД социально изолированы и лишены эмоциональной поддержки. R. Warner (1996) нашел социальные независимые факторы, коррелирующие с ПД. Это незапланированная беременность и безработица у отца или матери младенца.

Также было отмечено, что одинокие матери чаще испытывают депрессивные состояния (Chalmers B., 1997; J. Mark, G. Williams, 1992)

Исследования Брутмана показывают, что возраст матери также влияет на эмоциональное состояние после родов. Женщины, которые становятся матерями в возрасте до 21-го года склонны к депрессивным состояниям, поскольку не готовы к исполнению материнской роли, не закончили образование, не могут самостоятельно обеспечить свое существование (цитата по Филипповой Г.Г., 1999, C.32). Материальное положение, жилищные условия, также могут в некоторой степени воздействовать на состояние матери.

Также к социальным факторам можно отнести особенности взаимоотношения женщины с врачом и персоналом клиники, где она наблюдалась во время беременности и где проходили роды.

Отсутствие информации о применяемых медицинских процедурах, невежливое и невнимательное отношение персонала клиники приводят к возникновению напряжения. Женщины, для которых обстановка родильного отделения знакома, контакты с врачами, акушерками привычны, менее подвержены воздействию.

Как правило, объяснение необходимости медицинских процедур оцениваются матерями положительно, даже если они испытывали дискомфорт, боль во время их проведения. Исследования показывают, что подготовка к хирургическому вмешательству, всевозможные объяснения необходимости, условий в которых оно будет происходить, последствий оказывает положительное воздействие на женщин (Chalmers B., 1997, с.288). Если женщине поясняется, что с ней будет происходить, как будет осуществляться медицинское вмешательство без преувеличения или уменьшения, то вероятность возникновение депрессивного состояния снижается.

Благотворно влияет посещение специальных курсов по подготовке к родам, которые позволяют женщине лучше узнать о самом процессе родов, применяемых процедурах и т.п.

Обстановка роддома может оказать некоторое влияние на появление симптомов депрессии. Длинные коридоры, серо-зеленые стены палат, неудобные, высокие кровати, не обустроенные душевые и туалеты, жесткое расписание кормлений могут оказать воздействие на роженицу. К сожалению, в отечественных родильных домах только декларируется принцип "грудного вскармливания". В реальности детей приносят только в определенное время, не ориентируясь на их потребности. Раннее прикладывание к груди и грудное вскармливание по мнению специалистов рассматривают как один из способов профилактики депрессии в послеродовой период.

Также можно отметить и особенности переживания родов: то, как протекали роды (естественным путем или с медицинским вмешательством), кто находился рядом с женщиной, как осуществлялось вмешательство, в каких условиях происходили роды и т.д. Эти факторы могут послужить причинами развития ПД (Chalmers В., 1997).

Социо-культурные особенности протекания беременности и родов также оказывают влияние на послеродовое состояние женщин. Кокс и другие исследователи отмечают, что для западной культуры характерна изолированность женщин в послеродовой период, одиночество. Женщины, проживающие в странах Западной Европы, все чаще самостоятельно ухаживают за младенцем (Gilbert P., 1992, C.48). Традиционная роль "бабушек" в воспитании детей отходит на второй план. Молодые матери не имеют возможности находиться в отпуске по уходу за ребенком. В некоторых странах женщины обязаны выйти на работу, когда ребенку исполняется месяц. На плечи женщины ложится двойная нагрузка: выполнение материнской роли и достижение успехов в профессиональной сфере. Женщина старается не испортить карьеру, и в тоже время быть хорошей матерью, что сделать достаточно сложно, особенно в первый год жизни ребенка.

Пол и темперамент младенца также могут повлиять на возникновение неблагоприятного состояния у матери (J. Mark, G. Williams, 1992). Например, если для семьи рождение мальчика было более желаемо или ожидалось, а родилась девочка. Особенно проявляется негативная реакция в случае, когда диагностика пола ребенка с помощью УЗИ оказалась ошибочной. А также если социо-культурные представления о ребенке, в большей степени связаны с "сыном", где появление дочери воспринимается как маленькая трагедия.

Психологические причины возникновения ПД, пожалуй, наиболее разнообразны. Они связаны как с желанностью или нежеланностью беременности, представлениями о семье и браке, ролях женщины и матери, так и с личностными особенностями женщины, ее готовностью к родам, материнству и т.п. Ниже наиболее важные из них будут рассмотрены подробнее.

1.3. Психологические факторы формирования послеродовой депрессии.

Психологические причины оказывают прямое влияние на состояние матери после родов. Рождение ребенка – период глобальных изменений, как биологического, так и жизненного цикла. Большое количество изменений может стать причинами депрессии.

Психологические причины возникновения ПД можно рассматривать с двух точек зрения:

  1. личностные особенности женщины, преморбидные характеристики;
  2. отношение к материнству, готовность к принятию новой социальной роли и т.п.

Большая часть исследований психологических причин возникновения ПД посвящена проблеме неадекватного отношения к материнству, готовности к родам и т.п. Личностные характеристики женщины, ее преморбидные особенности, способствующие формированию депрессии в послеродовом периоде, изучены значительно хуже (Захарова Е.И., Печникова Е.Ю., Филиппова Г.Г., 2002).

Анализ отечественной и зарубежной литературы по проблеме личностных особенностей женщин с ПД позволил выявить следующие факторы, способствующих формированию депрессивных расстройств в послеродовом периоде:

  • Низкая стрессоустойчивость;
  • Высокая тревожность;
  • Лабильность эмоциональной сферы;
  • Неуверенность в себе, низкая самооценка;
  • Мнительность;
  • Наличие внутриличностных конфликтов;
  • Склонность к ипохондрии;
  • Высокая чувствительность;
  • Зависимость и внушаемость;
  • Склонность к депрессиям, депрессивный склад личности;
  • Склонность к формированию страхов и фобий;
  • Инфантильность;
  • Внутренний локус контроля (чрезмерно развитый, проявляющийся в склонности к самообвинению);
  • «Негативное мышление», т.е. оценка происходящих событий с негативной по отношению к собственной личности точки зрения.

Исследования Kumar и Robson показали, что невротизм никак не связан с появлением депрессии после родов (Gilbert P., 1992, C.47).

Также в качестве психологических факторов риска формирования ПД можно назвать (Захарова Е.И., Печникова Е.Ю., Филиппова Г.Г., 2002):

  • Сильные и неоднократные стрессы или длительные переживания после однократного сильного стресса во втором и третьем триместре;
  • Затяжные депрессивные или затяжные острые отрицательные эмоциональные состояния в течение всей беременности;
  • Постоянное самообвинение и самобичевание (например, по поводу возникшего в начале беременности желания сделать аборт);
  • Систематический и просто частый отказ себе в переживании удовольствия;
  • Попытки наверстать упущенное и обязательно доделать то, что не успели до беременности (защитить диплом, диссертацию, сделать ремонт).

Согласно данным О'Hara (О'Hara, 1986), женщины, у которых в течение жизни наблюдался высокий уровень и частота негативных событий в связи с родами или беременностью, в большей степени подвержены возникновению ДП (Gilbert P., 1992, C.48). Существуют данные о повышенном риске появления ПД после вторых и последующих родов при наличии подобного опыта в прошлом.

Следует отметить, что большинство исследователей сходятся во мнении, что для женщин, страдающих ПД, характерны те же преморбидные особенности личности, что и для женщин, страдающих другими типами депрессивных расстройств.

Также причиной возникновения ПД могут стать переживания, возникающие непосредственно после родов. Это и развитие чувства ответственности за ребенка, и конфликт между собственной личностью и формированием концепции материнства, приобретением новой социальной роли, изменением привычного образа жизни.

Среди факторов, способствующих возникновению чувству опустошенности, могут быть переживания, связанные с ожиданием родов в течение 9 месяцев беременности. Роды, в особенности, становятся для любой матери важным событием в жизни. Часто женщина во время беременности видит перед собой только роды, ее мысли концентрируются на этом событии и только на нем. Горизонт как бы сужается на родах. Женщина сосредоточена только на переживаниях, связанных с родами: болезненности процесса, страхе за жизнь ребенка и собственную жизнь. Как после любого важного долго ожидаемого жизненного события, приходит чувство освобождения от напряжения, а вместе с ним и опустошение. После пика напряжения такая реакция как слезы, плаксивое состояние вполне уместно. Женщины, которые застревают только на процессе родов, и при этом не видят продолжения материнства с рожденным ребенком, повышается вероятность возникновения ПД.

Вторым направлением в исследовании психологических факторов формирования ПД является изучение проблемы готовности к родам и материнству, реакции на смену социальной роли.

Так, например, Oatley и Boulton полагают, что совокупность биологических изменений и изменений социальных ролей в процессе беременности и родов приводят к депрессии (Gilbert P., 1992, C.46).

Филиппова Г.Г. большое внимание в своих работах уделяет проблемам готовности к родам и материнству.

Исследование, проведенное ею в 2000 году, показало, что на реальное протекание родов и на удовлетворенность женщиной родами влияет такой фактор, как психологическая готовность к родам, которая в норме невысока, но ее можно развить через специальные занятия по подготовке к родам, и тем самым реально повлиять на будущее своих предстоящих родов (Филиппова Г.Г., 2002).

На основе проведенных исследований было выделено понятие психологической готовности к родам. Оказалось, что женщины, проходящие занятия и получившие основные знания о родах, довольно быстро осознали, что этого недостаточно, что нужно нечто большее, а именно собственная непоколебимая уверенность в успешных родах и индивидуальное осмысление полученной информации, другими словами, формирование психологической готовности к родам.

Понятие "психологическая готовность к родам" обобщает в себе весь спектр отношений к родам, осмысление родов, личную включенность, настрой и эмоциональное состояние женщины, а также все ее представления о родах и готовность к соответствующему поведению в родах (Филиппова Г.Г., 2002).

В структуре психологической готовности к родам можно выделить пять основных компонентов:

1. Телесный.

Включает готовность тела как организма к родовой деятельности. Кроме наличия/отсутствия нарушений в здоровье, конституционального типа (например, узкое/широкое расположение тазовых костей), сюда включена готовность мышц к предстоящей нагрузке.

2. Когнитивный.

Включает комплекс представлений, стереотипов и знаний о самом процессе родов, о необходимых действиях роженицы во время родов, о том, каков может быть результат родов, и как поведение женщины в родах на него влияет. А также всевозможные негативные последствия.

Типичная когнитивная составляющая для женщин, не прошедших специальной подготовки к родам, выглядит следующим образом:

Женщина может смутно представлять себе предстоящие роды, знать только то, что у нее должен родиться ребенок определенного пола, и что врачи сделают все необходимое, чтобы ее ребенок был здоров. Также женщина может знать, что обычно роды болезненны, что многие женщины в родах кричат, что очень часто врачи делают надрезы промежности, чтобы ребенок вышел, и потом накладывают швы. Также женщина может иметь информацию, что ее знакомая (знакомая ее знакомой) родила с патологией, что роды прошли неудачно либо для нее, либо для ее ребенка. Что касается собственных действий, то женщина может знать, что ей надо тужиться, но как это делать, женщина может не представлять и не уметь. Как ее поведение влияет на благополучное протекание родов, может ли женщина сама что-то сделать, чтобы повлиять на будущие роды и снять риск патологии, она не знает и не знает, где ей об этом узнать.

3. Эмоциональный.

Представляет собой комплекс отношений, чувств, переживаемых эмоций, а также возможные страхи и опасения женщины по поводу предстоящих родов. Также сюда относятся уверенность/неуверенность женщины в благополучном протекании собственных родов.

Например, из-за недостатка знаний (недостаточно сформированная когнитивная составляющая) женщина может испытывать волнение, роды могут представляться ей, как некий хирургический процесс, в котором она будет испытывать боль. Женщина может бояться этого и бессознательно стремиться избежать этой участи. Она может одновременно хотеть, чтобы роды произошли, т.к. они дадут ей ребенка, и не хотеть, чтобы роды были, т.к. лично для нее роды - это уколы шприцем, капельница с лекарством, боль, разрезы скальпелем, зашивание швов иголкой, возможно потеря крови и полная неизвестность - чем все это реально закончится. Роды для женщины могут складываться в чувственный образ аварии, катастрофы, опасности для нее лично и возможно для ребенка тоже (Филиппова Г.Г., 2002).

Следует отметить негативное влияние эмоциональной составляющей при спонтанном формировании психологической готовности к родам, при нулевом уровне ее сформированности. Это проявляется в виде большого количества волнений и страхов по поводу предстоящих родов, распространенной высокой личностной тревожности женщин в период беременности, так называемый невротический синдром беременности. Невротический синдром беременности оказывает патогенное влияние на последующее протекание родовой деятельности. Эмоциональная напряженность, тревожность и страхи вызывают боли в родах и могут спровоцировать патологическое протекание родов. Именно целенаправленное формирование готовности к родам позволяет нейтрализовать негативное влияние эмоциональной составляющей, перевести его в позитивное влияние.

4. Мотивационный.

Это принятие женщиной решения родить, разрешение себе испытать этот неизвестный опыт (даже для повторно родящих предстоящие роды неизвестный до конца опыт, т.к. их исход предсказуем лишь вероятностно), либо сильные колебания между хочу-должна-не хочу, выражающиеся в волевом параличе, когда решение не принято, а возможности отменить роды, отказаться от них нет. Тогда женщина входит в роды, потому что она вынуждена это сделать, т.к. это физиологический процесс, который запущен и уже не может быть остановлен волевым решением, но против которого идет сильный протест. Паралич воли парализует активность женщины в родах, и вынуждает ее быть объектом происходящего процесса, где активность берут на себя врачи.

5. Семейный.

Включает в себя восприятие женщиной комплекса взаимоотношений с мужем, его включенности, отстраненности в процесс беременности, ожидания ребенка, родов (Филиппова Г.Г., 2002).

При неразвитой семейной составляющей женщина чувствует свое одиночество, отделенность от мужа, воспринимает беременность и роды как часть своей личной жизни и изменений, происходящих только с ней. При этом женщина может чувствовать острую неудовлетворенную потребность разделить свои переживания с мужем, получить поддержку с его стороны. А муж при этом может воспринимать свою роль в период беременности и родов (а затем и в воспитании ребенка) как добытчика и кормильца семьи.

При полной сформированности семейной составляющей женщина воспринимает включенность мужа в ее проблемы, чувствует поддержку с его стороны, тепло взаимоотношений. У женщины появляется возможность разделить свои переживания с мужем. Это наполняет ее жизнь и жизнь мужа особым чувством взаимной причастности к важному семейному событию. При этом супружеские отношения активно развиваются в сторону более полной близости и доверия при принятии совместного решения супругами о способе родов, взятии мужем на себя особой роли в родах, проявляющейся в моральной поддержке женщины и в поддержании ее уверенности в самой себе и в родах.

Следует отметить, что семейная составляющая является наиболее сложной и слабо изученной, поскольку отношения между супругами развиваются через свои этапы кризисов. Роды для семейной составляющей будут являться скорее катализатором, чем гармонизацией всех аспектов отношений между супругами (Филиппова Г.Г., 2002).

Психологическая готовность к родам может формироваться как спонтанно, так и целенаправленно с использованием метода психотерапевтических занятий по подготовке к родам для семейных пар в период беременности. Однако психологическая готовность к родам при спонтанном формировании остается неразвитой (не поднимаясь выше 2 уровня), а при целенаправленном формировании развивается, как и все ВПФ. Наличие определенного уровня готовности к родам связано с последующей степенью благоприятного протекания родового процесса (как в плане состояния роженицы, так и в плане физиологических параметров родовой деятельности). Уровень психологической готовности к родам поддается диагностике и служит критерием прогноза протекания родовой деятельности.

Филиппова Г.Г. предлагает выделять пять уровней психологической готовности к родам:

нулевой уровень - полное отсутствие психологической готовности к родам. Характеризуется паникой в родах, сильными волнениями и наличием большого количества страхов, длительным труднопереносимым болевым периодом, негативным восприятием родов, получением послеродового стресса и возможными медицинскими осложнениями.

1 и 2 уровни - наличие моральной готовности к родам. Характеризуются уверенным вхождением в роды, спокойствием и отсутствием страхов на протяжении родового процесса. 1й уровень - частичная моральная готовность. В отличие от 2го уровня, вышеописанное состояние присутствует в одни периоды родов и отсутствует в другие (всего 3 периода у родов), в то время как на 2м уровне готовности к родам вышеописанное состояние присутствует на протяжении всего родового процесса.

3 и 4 уровни - собственно психологическая готовность к родам. Характеризуется наряду с наличием полной моральной готовности еще и полным принятием родового процесса, включая и возможные негативные моменты, и нахождением роженицы в состоянии "здесь и теперь", что обеспечивает ей вхождение в родовой энергетический поток и относительно (либо полностью) безболезненные роды. Женщина получает от родов радостные позитивные впечатления, роды благотворно воздействуют на ее глубинное психоэмоциональное состояние. Отношение к родам позитивное. На 3м уровне, в отличие от 4го, вышеописанное состояние присутствует не во все периоды родов.

Характерным критерием отсутствия полной собственно психологической готовности к родам является тот факт, что женщина торопит роды, хочет поскорее родить, желает, чтобы все побыстрее кончилось, несмотря на свое спокойное и уверенное состояние (Филиппова Г.Г., 2002).

Уровни психологической готовности к родам показывают степень зрелости вышеописанных составляющих. При нулевом уровне готовности, т.е. незрелых когнитивной (ничего не знаю, имею смутные представления о родах), эмоциональной (боюсь ужасно, роды имеют чувственный образ опасности, от которой надо спрятаться) и волевой (не готова принять роды, состояние паники, паралич воли) составляющих женщина оказывается неспособной быть активным субъектом в родовой деятельности, роды теряют статус деятельности и становятся простым физиологическим процессом. Женщина теряет возможность быть создателем своих родов, характера их протекания, сознательно не может повлиять на результат родов. Бессознательные влияния женщины на процесс родов и результат остаются, при чем скорее негативные: ведь т.к. женщина бессознательно стремится избавиться от родов, то включается сопротивление, мышцы зажимаются, роды протекают дольше, болезненнее, возможны осложнения (например, застревание ребенка в родовом канале, т.к. канал узок и недостаточен для спокойного прохождения ребенка, поскольку мышцы зажаты). Такие роды для женщины являются сильной стрессовой ситуацией, и рождение ребенка совпадает с постстрессовой депрессией и общей угнетенностью (Филиппова Г.Г., 2002).

Существенное влияние на формирование ПД оказывает и готовность к материнству: неготовность к материнству, нежелание принять роль матери или несформированность представлений о материнстве и новой роли служат причиной формирования тревожности и депрессии в послеродовом периоде.

В исследованиях Мещеряковой С.Ю. и соавт. (Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И., 1996) были выявлены основные составляющие структуры психологической готовности к материнству:

  1. особенности переживания женщиной беременности;
  2. ориентация на стратегию воспитания и ухода за младенцем;
  3. ранний детский опыт будущей матери (наличие или отсутствие привязанности к матери, стиль родительского воспитания, игровые предпочтения и пр.). Все три составляющие оказались связанными между собой.

Разные варианты сочетания элементов этих составляющих в совокупности определили уровень психологической готовности к материнству.

По признаку готовности к материнству можно выделить 3 группы:

  • низкий уровень готовности к материнству

женщины чаще отмечают наличие колебаний в принятии решения иметь ребенка, негативных ощущений и переживаний в период беременности, скупо и формально отвечают на вопросы, касающиеся их отношения к неродившемуся ребенку, преимущественно ориентируются на соблюдение жесткого режима. Они также чаще указывают на отсутствие в детстве привязанности к матери и строгое отношение родителей, редко отдавали предпочтение играм с куклами;

  • высокий уровень готовности к материнству

женщины не испытывают колебаний в принятии решения иметь ребенка, отмечают преобладание положительных ощущений и переживаний в период беременности, охотно и развернуто отвечают на вопросы, касающиеся их отношения к неродившемуся ребенку, преимущественно ориентируются на соблюдение мягкого режима. Все они имели в детстве привязанность к матери, отмечают ласковое отношение родителей, чаще отдавали предпочтение играм с куклами;

  • средний уровень готовности к материнству

ответы женщин этой группы частично сходны с ответами в первой группе и частично с ответами во второй группе.

Для женщин с низким уровнем психологической готовности к материнству вероятность формирования ПД очень велика, так как новая ситуация представляет для них большой стресс.

Исследование концепций материнства и реакцию матери на события, происходящие после родов, проведенное Raphael-Leff, позволило выявить связь между типами материнства и факторами возникновения ПД (Gilbert P., 1992, C.47). Исследование показало, что женщин можно разделить на две группы: "помогающие матери", "регулирующие матери"

В первую группу относят женщин, которые ориентированы на естественные роды и рассматривают ребенка как центр всей своей жизни. У "помогающих матерей" депрессия может возникнуть в том случае, если по каким-то причинам они считают, что не способны эффективно осуществлять материнские функции. Также для матерей из этой группы важно постоянно находится вместе с ребенком, если случается разлука с ребенком, то у матери могут наблюдаться нарушения эмоциональной сферы.

"Регулирующие" матери (те, которые предпочитают работу и карьеру и хотят ребенка для того, чтобы соответствовать своему стилю жизни) склонны к депрессии, так как не могут объединять карьеру и уход за ребенком, а также ощущают потерю независимости. Приобретение материнской роли рассматривается ими как потеря своей личности и социального статуса. Например, когда женщина, готовящаяся стать матерью, сообщает, что она не хочет, чтобы ее ребенок изменил ее жизнь, чтобы на работе все осталось, как было прежде, то можно прогнозировать вероятность возникновения ПД. Профилактикой в данном случае может выступать работа над мотивами беременности, рождения детей, проработка детско-родительских отношений; дискуссия о роли матери, функциях; беседа об ожиданиях от рождения ребенка и др.

Необходимо отметить, что на формирование отношения к материнству, в целом, и психологической готовности к материнству, в частности, большое влияние оказывают существующие в культуре мифы и стереотипы. Пожалуй, наибольший вред наносит миф "счастливого и безоблачного материнства", который ведет к нереалистичным ожиданиям до и во время беременности, после родов. Женщины, испытывающие только идеальные представления о материнстве, часто не готовы к первым трудностям и реальному уходу за ребенком, что также становится причиной негативных состояний.

1.4. Материнское поведение женщин с послеродовой депрессией.

Депрессивное состояние изменяет не только саму женщину, но и ее отношения с миром. Наиболее негативным образом это сказывается на ее взаимоотношениях с собственным ребенком, так как именно с ним она проводит больше всего времени и так как чаще всего свое депрессивное состояние женщина связывает с ним (Баз Л.Л., 2005).

Послеродовая депрессия изменяет восприятие собственного ребенка, установки матери по отношению к нему, ее поведение с ним. Такие женщины в течение трех-четырех (а иногда и более) месяцев после родов испытывают подавленность, тоску и апатию. Им бывает крайне трудно ухаживать за младенцем. Они растеряны, так как не могут понять, что с ними происходит, почему они воспринимают собственного ребенка как что-то чужое, «не могут его полюбить», и нередко бывают раздражены тем, что ему необходимо уделять столько времени, внимания и сил. Любые действия ребенка могут вызвать негативную реакцию и даже враждебность. Такие матери менее эмоциональны в контакте с ребенком, они реже подходят к малышу, редко берут его на руки, улыбаются и разговаривают с ним, недостаточно живо реагируют на его дискомфорт. Одновременно с этим женщина часто испытывает неуверенность в том, что она правильно ухаживает за своим ребенком, чувствует себя несостоятельной в роли матери, что нередко приводит к формированию чувства вины. Часто это сочетается с постоянной и беспочвенной тревогой за здоровье малыша.

Подобное состояние матери нарушает эмоциональное общение с ребенком. И чем дольше оно длится, тем сильнее отражается на ребенке, семье, личности матери.

Экспериментальные исследования взаимодействия матерей с ПД и их детей показывают, что ПД оказывает негативное влияние на взаимодействие мать—дитя (Баз Л.Л., 2005, с. 235-245) и на их взаимоотношения (Баз Л.Л., 1999, с. 23-26).

Женщины с ПД имеют разнообразные негативные чувства и установки по отношению к своему ребенку, что проявляется в широком диапазоне отрицательных реакций в поведении матери.

Матери с ПД мало экспрессивны и в меньшей степени стимулируют поведение своих младенцев (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1999). Они меньшее количество времени наблюдают за младенцем, реже прикасаются к младенцу по сравнению с контрольной группой (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1996). Особо отмечается меньшее количество нежных прикосновений к ребенку (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1999, с. 104).

Исследования Wrate, Rooney, Thomas показали, что многие матери, испытывающие депрессию, имеют затруднения в общении с детьми, что влияет на когнитивное развитие младенцев. Более того, исследования Murray показали, что матери, испытывающие депрессивные состояния не способны к невербальному общению с младенцем (Gilbert P., 1992, C.48).

Матери с ПД медленнее реагируют и реже вокализируют в ответ на вокализации младенцев по сравнению с матерями без аффективной патологии (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1998). Они могут быть очень назойливы или даже враждебны по отношению к ребенку (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1998, с. 82-83). В целом такое поведение можно охарактеризовать как "нечувствительное" по отношению к ребенку (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1996, с. 133). Более того, матери с ПД могут продолжать вести себя таким отрицательным образом после окончания депрессии (Баз Л.Л., Скобло Г.В., Васильковская Н.К., 2000).

В спонтанных взаимодействиях депрессивные матери показывают вялые аффекты, меньший уровень активности и меньшее число ответов, соответствующих поведению младенцев (Баз Л.Л., Скобло Г.В., 1996). У депрессивных матерей чаще отмечается суровое выражение лица, оно редко выражает положительный настрой. Они меньше разговаривают со своим младенцем, смотрят на него и прикасаются к нему (Баз Л.Л., Скобло Г.В., Васильковская Н.К., 2000, с. 68), меньше играют с ним, выражения их лиц более нейтральны, однако они смотрят на своего ребенка и говорят с ним так же много, как и в контрольной группе (Баз Л.Л., Скобло Г.В., Васильковская Н.К., 2000, с. 71).

Важно отметить, что крайне выраженные формы ПД могут привести к полной неспособности к уходу за новорожденным (Straus M.A., 1980). Мягкие и умеренные ПД оказывают меньшее влияние, но также нарушают взаимодействие между матерью и ребенком. В большей степени это касается не физиологического ухода, а эмоционального отношения (Straus M.A., 1980, с. 88).

В состоянии депрессии женщине трудно заботиться о ребенке, понимать его потребности. Матери не подходят к младенцам, когда они плачут, реже берут их на руки, отказываются кормить грудью. Как известно, грудное молоко дает ребенку не просто питательные вещества, но и закладывает иммунитет, влияет на развитие костной системы. Процесс кормления грудью – важнейшее взаимодействие в жизни ребенка, которое приносит радость общения, чувство тепла, любви, безопасности так необходимые маленькому человеку. Дети, лишенные материнского внимания, заботы, ласки теряют в весе, позже начинают говорить, чаще плачут, с трудом засыпают.

Исследование женщин, имевших множество проблем, включая высокий уровень хронической депрессии, показало, что во время взаимодействия лицом к лицу со своим ребенком они проявляли больше способностей к изменению, чем ожидалось. Не все были одинаково угнетены и молчаливы, однако проявления положительных эмоций и отзывчивость в целом были ниже, чем у нормальных матерей. Некоторые из матерей данной группы показали высокий уровень вовлеченности во взаимодействие, правда, она проявлялась в первую очередь в форме навязывания поведения или раздражения, чего не наблюдалось у нормальных матерей. В естественной ситуации, при спонтанном взаимодействии с детьми раздраженные матери проявляли тенденцию избегать своих младенцев, мало инициировали взаимодействие. В свою очередь, младенцы также были угнетены и редко проявляли положительные эмоции. При наблюдении в домашних условиях, когда младенцам было уже 12 мес., та же группа женщин показала значительно больше скрытой враждебности по отношению к своим детям в сравнении с контрольной группой нормальных матерей.

Beckwith L. выявил несколько паттернов взаимодействия матерей с ПД и их детей. Эти паттерны различаются в зависимости от тяжести депрессивного состояния, его длительности и других факторов риска (Beckwith L., 1990):

  1. выравнивание аффекта, социальное отдаление и понижение уровня энергии;
  2. более явный отрицательный аффект, который сопровождается враждебностью и созданием помех в процессе взаимодействия;
  3. чередование то устранения от взаимодействия, то навязывания себя и излишней стимуляции общения.

Таким образом, родитель в состоянии депрессии не отвечает в должной мере на сигналы, исходящие от ребенка, он может быть эмоционально отдален, враждебен, не всегда доступен для общения. Все эти изменения поведения родителя могут задерживать развитие у младенца ощущения контроля, удовольствия, чувства безопасности в отношениях. Кроме того, ребенок может находиться под влиянием депрессивного состояния и раздражительности матери, испытываемых ею вследствие этого негативных эмоций.

Исследования матерей с невротическими депрессивными расстройствами показали, что они развивают своих детей хуже, чем нормальные матери и матери с другими личностными расстройствами (Sameroff A.J., Siefer R., Zax M., 1982). Эти матери показывали небольшую вовлеченность во взаимодействие с детьми в возрасте четырех месяцев, а их младенцы были не слишком общительными. В 30 месяцев матери с невротическими депрессивными расстройствам говорили о своих детях как о менее общительных, более депрессивных и эмоционально более эксцентричных, чем нормальные матери. Исходя из результатов исследования, авторы предполагают, что аффективные качества отношения родителя и ребенка, особенно депрессия и отчужденность, могут оказывать наиболее заметное влияние на взаимодействие матерей с их младенцами. Вместе с этим они отмечают, что на развитие ребенка большее влияние оказывают тяжесть и длительность материнской психопатологии, чем специфический диагноз.

1.5. Влияние послеродовой депрессии на психическое развитие младенца.

Депрессия матери сказывается на состоянии и развитии ребенка. Дети страдают, поскольку у мам отсутствует интерес к взаимодействию с ними, а также реакция на какое-либо их проявление. Дети в раннем возрасте особенно нуждаются в телесном контакте "кожа к коже", заботе, общении. Депрессия матери негативно влияет на развитие ребенка, особенно на чувство безопасности, внутренние механизмы самозащиты, концентрацию, развитие речи. Также, по мнению ряда исследователей, депрессия матери серьезно влияет на отношения в семье, что тоже может негативно сказываться на ребенке.

Следует отметить, что эмоциональные расстройства, развитие личности, самооценки у ребенка тесно связано с состоянием матери (Kovacs, 1989). Поэтому очень часто дети, матери которых испытывали ПД, имеют затруднения в выражении чувств и склонность к депрессии, состояниям повышенной тревожности (Gilbert P., 1992,C. 49).

В первую очередь страдает эмоциональная сфера. Так, ряд исследований (Баз Л.Л., 1999) показывает, что дети матерей с ПД проявляют меньше положительных эмоций, у них в меньшей мере выражен интерес к людям и предметам. Они не синхронизируют свое поведение с поведением своих матерей в той мере, в какой это делают младенцы от недепрессивных матерей (Баз Л.Л., 1999, с. 82), и выражают меньшее недовольство при отделении от матери (Баз Л.Л., 1999, с. 83). Более того, младенцы были недовольны общением с депрессивной матерью и уходили от него. Такое "депрессивное поведение" проявляется и при взаимодействии с посторонними взрослыми, которые не страдают депрессией.

Результаты исследования М. Pelaez-Nogueras et. al. (М. Pelaez-Nogueras et. al., 1997) показали, что дети депрессивных матерей лучше общались со знакомыми воспитателями, чем со своими матерями. А в исследовании Z. Hossain (Z. Hossain., 1994) было показано, что младенцы в возрасте от трех до шести месяцев лучше общаются со своими недепрессивными отцами, чем с депрессивными матерями.

В целом эмоциональное развитие детей, воспитываемых пребывающими в депрессивном состоянии матерями, менее благоприятно, чем развитие детей нормальных матерей или матерей с другими диагнозами. Нарушения раннего взаимодействия младенцев с матерью ведут впоследствии к тому, что у ребенка появляются проблемы в психическом развитии (Баз Л.Л., 2005).

Исследование Field T. показало, что дети женщин с симптомами послеродовой депрессии в процессе спонтанных взаимодействий лицом к лицу ведут себя менее позитивно по сравнению с младенцами здоровых матерей, и показывают небольшое изменение поведения при взаимодействии с матерью в ситуации снижения депрессии (Field T., 1987).

Помимо нарушений в эмоциональной сфере наблюдаются нарушения и в когнитивной сфере при длительном течении депрессии у матерей (Field T., 1987, с. 980). При кратковременной ПД стойких нарушений когнитивной сферы не обнаружено.

Исследования матерей с ПД указывают на нарушение отношений привязанностей между детьми и матерями. Именно в области привязанности к матери были прослежены достаточно отдаленные последствия влияния материнской ПД (Баз Л.Л., 2005).

Существуют три основных типа привязанности: безопасная (надежная), тревожно-избегающая, игнорирующая, а также промежуточные типы. Наиболее адаптивным типом считается безопасная привязанность, а два других — отклоняющимися. Отклоняющиеся типы привязанности можно разделить на неадаптивные (чистые тревожно-амбивалентная и игнорирующая) и условно-неадаптивные (смешанный тип: надежная/тревожно-амбивалентная).

Безопасную привязанность к матери имеет только незначительное число детей матерей, перенесших ПД. Для этих детей характерен незначительный регресс исследовательского и игрового поведения с понижением эмоционального фона настроения в присутствии матери. При воссоединении с матерью наблюдается активизация вокализации, исследовательского и игрового поведения, активный поиск контакта. При появлении незнакомого человека характерна реакция привыкания с "эмоциональной подпиткой" от матери.

Большинство детей депрессивных матерей имеют отклоняющиеся типы привязанности.

Тревожно-амбивалентная привязанность характеризуется противоречивым сочетанием негативной эмоциональной реакции на разлуку с матерью и реакции "наказания" при появлении матери. При этом поведение по отношению к незнакомцу может быть как чрезмерно доверительным (без периода адаптации), так и игнорирующим. Наблюдается также тревожно-игнорирующий тип привязанности, который характеризуется выраженными реакциями избегания или игнорирования контактов, предложенных матерью, при отсутствии отрицательных реакций на разлуку.

Таким образом, ПД может представлять риск для младенца, для его взаимоотношений с матерью. Дети матерей с ПД в большей степени проявляют отрицательные эмоции во время исследований их психического развития и психомоторных пробах, их поведение быстрее "портится" под воздействием этих испытаний, чем у младенцев от матерей без депрессии (Баз Л.Л., 2005).

Поведение детей матерей с ПД также отличается от поведения детей нормальных матерей.

В процессе спонтанных взаимодействий младенцы матерей, испытывавших депрессию, были менее активны, выглядели менее удовлетворенными, больше суетились (Field T., 1987). При взаимодействии со своей матерью лица таких младенцев выражали больше отрицательных эмоций, они часто отводили взгляд, проявляли протест, были менее активны по сравнению с детьми в нормальной группе. Результаты исследований позволяют сделать вывод о том, что у младенцев матерей, испытывающих депрессию, также развивается депрессивный стиль реагирования. Однако не известно, являются ли депрессивные эмоциональные проявления у младенцев результатом отражения поведения матерей или результатом минимальной стимуляции со стороны матерей (Field T., 1990).

Оценка поведения новорожденных матерей, испытывавших депрессию, показала, что они имеют более низкий уровень активности и хуже реагируют на обращение к ним (Field T. et al., 1985). Такие изменения в поведении новорожденных могут быть результатом как генетически опосредованной передачи депрессивного статуса от матери к ребенку, так и испытания повышенного стресса в течение беременности. Было выдвинуто предположение о том, что проблемы раннего взаимодействия матери и младенца усиливаются при имевшем место ранее неблагоприятном влиянии эмоционального состояния матери на плод (Мухамедрахимов Р.Ж., 1998).

Подобное поведение сохраняется и по достижении младенцами трехмесячного возраста: удовольствие у них выражается менее ярко, они проявляют больше беспокойства в процессе взаимодействия (Комер Р., 2005). Поскольку ПД матери продолжается и после рождения ребенка, то на ее лице нечасто отражаются положительные эмоции, она менее активно общается со своим младенцем, реже играет с ним. Эти младенцы выглядят подавленными даже в том случае, если их матери внешне не проявляют депрессии.

Не смотря на то, что многие исследователи выделяют в депрессивном поведении родителя отсутствие активности и отчужденность, некоторые матери в большей степени проявляют навязчивый стиль взаимодействия. Вне зависимости от того, ведут ли себя матери, испытывавшие депрессию, отчужденно или навязчиво, их младенцы, по-видимому, отзываются главным образом на негативное поведение матерей, в то время как младенцы здоровых матерей более отзывчивы на положительное родительское отношение. Таким образом, в обоих случаях дети отражают доминантное настроение своих матерей или подражают ему.

Также можно отметить, что у матерей с ПД процент времени, в течение которого они испытывают раздражение или не вовлечены во взаимодействие с младенцем, намного больше, а времени, которое они уделяют игре, намного меньше, чем у здоровых матерей (Комер Р., 2005). В свою очередь, по сравнению с детьми здоровых матерей младенцы больных матерей больше проявляют протест или смотрят в сторону и меньше — внимательность, они мало играют. Такое поведение не ограничивается лишь взаимодействием с матерями – они схожим образом взаимодействуют и со здоровыми женщинами. Депрессивный стиль взаимодействия распространяется на общение детей с взрослыми, не испытывающими депрессии (Скобло Г.В., Баз Л.Л., Баландина Т.А., 1996).

Таким образом, можно сделать вывод, что поведение и эмоциональное состояние детей отражают поведение и состояние их депрессивных матерей.

Вывод: на ПД огромное влияние оказывают большое количество факторов, таких как: психологический, социальный и физический, но список их полностью не изучен и требует доработки.

 


2. Эмпирическое исследование.

2.1. Цели, задачи, гипотеза, предмет и объект исследования.

Цель исследования:

Изучить уровни послеродовой депрессии у женщин в послеродовом периоде и эмоционально-личностные факторы, влияющие на данный уровень.

Задачи исследования:

  1. Подбор методического обеспечения исследования;
  2. Диагностика уровня депрессии в послеродовом периоде;
  3. Диагностика личностных особенностей женщин в послеродовом периоде;
  4. Качественный и количественный анализ результатов исследования и выявление эмоционально-личностных факторов, влияющих на уровень послеродовой депрессии.

Гипотеза исследования:

Уровень послеродовой депрессии связан с эмоционально-личностными факторами.

Предмет исследования:

Уровни послеродовой депрессии у женщин в послеродовом периоде и эмоционально-личностные факторы, влияющие на данные уровни.

Объект исследования:

Женщины, находящиеся в послеродовом периоде: первая беременность, первые роды. Возраст: от 19 до 30 лет, замужем.

Исследование проводилось на 3 – 10 сутки после родов на базе Акушерско-гинекологического корпуса Центральной Клинической Больницы Медицинского Центра управления делами Президента Российской Федерации.

Методики исследования:

  1. Опросник Зунге
  2. Шкала депрессии Бека
  3. Характерологический опросник К. Леонгарда
  4. Опросник уровня личностной тревожности. Ж. Тейлор
  5. Тест «уровень субъективного контроля»
  6. Рисуночный тест (я и мой ребенок)

Статистическая обработка результатов осуществлялась с помощью критерия U Манна-Уитни и метода ранговой корреляции Спирмена.

2.2. Методики исследования.

Шкала депрессии Бека.

Данная методика служит для характеристики степени выраженности депрессии по самооценке. Она охватывает 21 симптом депрессии: пониженное настроение, пессимизм, чувство недовольства собой, неудовлетворенности, вины, самообвинение, влечение к смерти, раздражительность, неспособность к работе, нарушение сна и т.д. Применительно к каждому вопросу возможны четыре утверждения, отражающие различные степени самооценки

Бланк методики находится в Приложении 1.

Обработка результатов.

За ответы 0 начисляется 0 баллов, 1 -1 балл, 2 - 3 балла, 3 - 4 балла.

Подсчитывается общее количество баллов (в том случае, если выбрано не одно, а несколько утверждений, их тоже считают).

Оценка результатов.

0-9 - отсутствие депрессивных симптомов

10-15 - легкая депрессия (субдепрессия)

16-19 - умеренная депрессия

20-29 - выраженная депрессия (средней тяжести)

30-63 - тяжелая депрессия

Пункты 1-13 - когнитивно-аффективная субшкала (C-A)

Пункты 14-21 - субшкала соматических проявлений депрессии (S-P)

Методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге.

Методика адаптирована Балашовой Т.И..

Опросник разработан для дифференциальной диагностики депрессивных состояний и состояний, близких к депрессии, для скрининг-диагностики при массовых исследованиях и в целях предварительной, доврачебной диагностики.

Бланк методики находится в Приложении 2.

Обработка результатов.

Уровень депрессии (УД) рассчитывается по формуле:

УД=Σпробр

где Σпр — сумма зачеркнутых цифр к «прямым» высказываниям № 1, 3, 4, 7, 8, 9, 10, 13, 15, 19;
Σобр — сумма цифр «обратных», зачеркнутым, высказываниям № 2, 5, 6, 11, 12, 14, 16, 17, 18, 20. Например: у высказывания № 2 зачеркнута цифра 1, мы ставим в сумму 4 балла; у высказывания № 5 зачеркнут ответ 2, мы ставим в сумму 3 балла; у высказывания № 6 зачеркнут ответ 3 — ставим в сумму 2 балла; у высказывания № 11 зачеркнут ответ 4 - ставим в сумму один балл и т.д.

В результате получаем УД, который колеблется от 20 до 80 баллов.

Если УД не более 50 баллов, то диагностируется состояние без депрессии.

Если УД более 50 баллов и менее 59, то делается вывод о легкой депрессии ситуативного или невротического генеза.

При показателе УД от 60 до 69 баллов диагностируется субдепрессивное состоявие или маскированная депрессия.

Истинное депрессивное состояние диагностируется при УД более чем 70 баллов.

Характерологический опросник К. Леонгарда.

Этот тест предназначен для выявления типа акцентуации характера, т.е. определенного направления характера. Акцентуации рассматриваются как крайний вариант нормы, в чем состоит их главное отличие от психопатий - патологических расстройств личности. Опросник включает в себя 88 вопросов, 10 шкал, соответствующих определенным акцентуациям характера.

Бланк методики находится в Приложении 3.

Обработка результатов.

Результаты подсчитываются по ключу.

Ключ

  1. Гипертимные хЗ (умножить на 3) + : 1, 11, 23, 33, 45, 55, 67, 77, – : нет
  2. Возбудимые х2 + : 2, 15, 24, 34, 37, 56, 68, 78, 81, – : 12, 46, 59
  3. Эмотивные х3 + : 3, 13, 35, 47, 57, 69, 79, – : 25
  4. Педантичные х2 + : 4, 14, 17, 26, 39, 48, 58, 61, 70, 80, 83, – : 36
  5. Тревожные х3 + : 16, 27, 38, 49, 60, 71, 82, –: 5
  6. Циклотимные х3 + : 6, 18, 28, 40, 50, 62, 72, 84, – : нет
  7. Демонстративные х2 + : 7, 19, 22, 29,41,44, 63, 66, 73, 85, 88, – : 51
  8. Неуравновешенные х3 + : 8, 20, 30, 42, 52, 64, 74, 86, – : нет
  9. Дистимные х3 + : 9, 21, 43, 75, 87, – : 31, 53, 65
  10. Экзальтированные х6 + : 10, 32, 54, 76, – : нет

При подсчете баллов по каждой шкале суммировать ответы на пункты в строках «+» со свои знаком и на пункты в строках «-» с обратным знаком, затем сумму умножьте на соответствующее данной шкале число.

Максимальный показатель по каждому виду акцентуации равен 24 баллам. Признаком акцентуации, т.е. сильной выраженности данного свойства, считается показатель, превышающий 12 баллов. Если ни одно свойство не превышает показателя 12 баллов, можно подсчитать средний показатель по всем свойствам и обратить внимание на те свойства, показатели которых выше этого среднего.

Шкала искренности ответов:

1 и 9 шкалы – не может быть высокого показателя у одного испытуемого

3 и 4 шкалы – не могут быть высокими показатели, т.к. это противоположность

9 и 10 шкалы – так же не может быть одинакового показателя.

Описание акцентуаций по Леонгарду.

  1. Гипертимический тип. Высокие оценки говорят о постоянном повышенном фоне настроения в сочетании с жаждой деятельности, высокой активностью, предприимчивостью.
  2. Возбудимый тип. Таким людям свойственна повышенная импульсивность, ослабление контроля над влечениями и обсуждениями.
  3. Застревающий тип. Основная черта этого типа – чрезмерная стойкость аффекта со склонностью к формированию сверхценных идей.
  4. Педантичный тип. Высокие оценки говорят о ригидности, инертности психических процессов, о долгом переживании травмирующих событий.
  5. Тревожно-боязливый тип. Основная черта–склонность к страхам, повышенная робость и пугливость, высокий уровень тревожности.
  6. Циклотимический тип. Людям с высокими оценками по этой шкале соответствует смена гипертимических и дистимических фаз.
  7. Демонстративный тип. Высокие оценки по этой шкале говорят о повышенной способности к вытеснению, демонстративности поведения.
  8. Аффективно-экзальтированный тип. Лицам этого типа свойственен большой диапазон эмоциональных состояний, они легко приходят в восторг от радостных событий и в полное отчаяние от печальных.
  9. Дистимический тип. Этот тип является противоположным предыдущему, характеризуется сниженным настроением, фиксацией на мрачных сторонах жизни, идеомоторной заторможенностью.
  10. Эмотивный тип. Это чувствительные и впечатлительные люди, отличаются глубиной переживаний в области тонких эмоций в духовной жизни человека.

Опросник уровня личностной тревожности Ж. Тейлор.

Бланк методики находится в Приложении 4.

Ключи.

При подсчете «сырых» баллов учитываются ответы на следующие пункты опросника:

2, 4, 8, 12, 13, 14, 16, 17, 19, 21, 22, 23, 25, 29, 33, 35, 36, 38, 39, 41, 42, 44, 47. 50, 51, 53, 56, 57, 59, 61, 64, 65. 68, 69, 71, 73, 75, 77, 78, 79, 82, 84, 85, 88, 89, 90, 92, 94, 95, 98.

Шкала социальной желательности (ШСЖ)

Ответ «да»

Ответ «нет»

101, 102, 106, 108

60, 103, 104, 105, 107,109

Нормы

Уровень тревожности

низкий

0-8

средний

9-20

высокий

21-50

Тест «уровень субъективного контроля».

Данная методика позволяет оценить сформированность у испытуемого уровень субъективного контроля над разнообразными жизненными ситуациями. Опросник состоит из 44 пунктов. Испытуемому необходимо ответить "согласен - не согласен" с каждым из предлагаемых высказываний.

Бланк методики находится в Приложении 5.

Обработка результатов происходит по 7 шкалам.

Показатель по каждой шкале подсчитывается путем суммирования утверждений, с которыми испытуемый согласен, если они входят в фактор с положительным знаком; и утверждения, с которыми испытуемый не согласен, если они входят в фактор с отрицательным знаком.

Описание шкал.

Высокий показатель по шкале общей интернальности соответствует высокому уровню субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями. Такие люди считают, что большинство важных событий в их жизни было результатом их собственных действий, что они могут ими управлять, и таким образом, они чувствуют свою ответственность за эти события и за то, как складывается их жизнь в целом. Низкий показатель по шкале соответствует низкому уровню субъективного контроля. Такие испытуемые не видят связи между своими действиями и значимыми для них событиями, не считают себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство их является результатом случая или действий других людей.

Высокие показатели по шкале области достижений соответствуют высокому уровню субъективного контроля над эмоционально положительными событиями и ситуациями. Такие люди считают, что они сами добились всего того хорошего, что было и есть в их жизни, и, что они способны с успехом преследовать свои цели в будущем. Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что человек приписывает свои успехи, достижения и радости внешним обстоятельствам - везению, счастливой судьбе или помощи других людей.

Шкала интернальности в области неудач при высоких показателях говорит о развитом чувстве субъективного контроля по отношению к отрицательным событиям и ситуациям, что проявляется в склонности обвинять самого себя в разнообразных неприятностях и страданиях. Низкие показатели свидетельствуют о том, что испытуемый склонен приписывать ответственность за подобные события другим людям или считать их результатом невезения.

Высокие показатели по шкале интернальности в области семейных отношений означают, что человек считает себя ответственным за события, происходящие в его семейной жизни. Низкий - указывает на то, что субъект считает не себя, а своих партнеров причиной значимых ситуаций, возникающих в его семье.

Высокий показатель по шкале области производственных отношений свидетельствует о том, что человек считает свои действия важным фактором организации собственной производственной деятельности, в складывающиеся отношениях в коллективе, в своем карьерном росте и т.д. Низкий показатель говорит, что испытуемый склонен приписывать более важное значение внешним обстоятельствам - руководству, коллегам.

Шкала интернальности в отношении здоровья и болезни, если показатель_высокий, указывает на то, что испытуемый считает себя во многом ответственным за свое здоровье: если он болен, то обвиняет в этом себя и полагает, что выздоровление во многом зависит от его действий. Человек с низкими показателями считает, что здоровье и болезнь являются следствием случайных событий, а выздороветь можно только благодаря действиям других людей (врачей).

Высокие показатели по шкале межличностных отношений свидетельствуют о том, что человек готов прикладывать усилия для налаживания контакта с окружающими и верит в свои возможности. Люди с низким показателем по этой шкале считают, что симпатии и антипатии возникают случайно и не зависят от действий и слов партнеров по общению.

Рисуночный тест (я и мой ребенок).

Многолетние исследования Филипповой Г.Г. позволили предложить в качестве метода диагностики отношения к беременности и готовности к родам рисунок на тему "Я и мой ребенок".

По рисуночному тесту учитывалось наличие на рисунке матери и ребенка, содержание образа ребенка и его возраст, наличие совместной деятельности матери с ребенком, психологическая дистанция, а также характеристика общего состояния (благополучное состояние, неуверенность в себе, тревожность, признаки конфликтности и враждебности, относящиеся к теме рисунка) по формальным признакам рисунка, принятым в психодиагностике (качество линии, расположение на листе, детали рисунков и т.д.).

Наиболее диагностически значимыми являются следующие особенности рисунка:

  • отсутствие на рисунке себя
  • отсутствие на рисунке ребенка
  • замена образа себя и/или ребенка на символ, растение, животное
  • ребенок “спрятан” в коляске, кроватке, животе матери
  • изоляция ребенка
  • пространственная дистанция матери с ребенком

По этому показателю выделены типы рисунков, соответствующие следующим особенностям переживания беременности и ситуации материнства: благоприятная ситуация -1; незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности -2; тревога и неуверенность в себе - 3; конфликт с беременностью или с ситуацией материнства – 4.

Описание симтомокомплексов, характеризующих выделенные типы рисунков.

1. Благоприятная ситуация.

Формальные признаки

Хорошее качество линии; расположение рисунка в центральной части листа; размеры рисунка соответствуют принятым в психодиагностике, (отражают нормальное состояние без признаков тревоги и неуверенности в себе); при наличии развернутого сюжета (с дополнительными кроме фигур матери и ребенка деталями: обстановка комнаты, дом, деревья и др.) рисунок занимает большую часть листа; отсутствие стираний, зачеркивания, перерисовок, рисования на обратной стороне листа; отсутствие длительных обсуждений (как и что рисовать) или отговорок (я не умею и т.п.), а также пауз в процессе рисования больше 15 секунд; положительные эмоции разной степени выраженности в процессе рисования.

Содержательные признаки

Наличие на рисунке себя и ребенка; отсутствие замен образов себя и ребенка на растения, животных, неживые объекты, символы; соразмерность фигур матери и ребенка; отсутствие других людей; дополнительные предметы и детали одежды не составляют главную часть рисунка, их количество, степень прорисовки, размеры не давлеют над фигурами матери и ребенка; наличие совместной деятельности матери и ребенка; наличие телесного контакта (мать держит ребенка на руках или за руку); ребенок не спрятан (в кроватке, коляске, пеленках или животе матери) и не изолирован (ребенок, завернутый в пеленки, с прорисованным лицом, которого мать держит на руках - нормальный признак); прорисовка лица ребенка; все фигуры нарисованы лицом к зрителю; возраст ребенка приближается к младенческому прогрессивно с первого к третьему триместру, после родов - ребенок в настоящем возрасте.

2. Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности.

Формальные признаки

Наличие незначительных признаков тревоги и неуверенности в себе по качеству линии; недостаточно крупный рисунок; расположение в нижней части листа или ближе к одному из углов; наличие линии основания; небольшое наличие штриховки.

Содержательные признаки

Наличие на рисунке себя и ребенка без замены образов; фигура ребенка слишком большая или маленькая; наличие мужа, других детей; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры; ребенок в коляске или другом подвижном объекте (на санках, в кресле-качалке, на игрушке-качалке и т.п.), при этом мать держит ребенка за руку или за деталь объекта, в котором расположен ребенок, фигура и лицо ребенка прорисованы; все фигуры лицом к зрителю, или в профиль; совместная деятельность может отсутствовать; возраст ребенка в беременности в пределах раннего, к концу беременности приближается к младенческому, после родов - в настоящем возрасте.

3. Тревога и неуверенность в себе.

Формальные признаки

Плохое качество линии; рисунок очень мелкий, расположен внизу листа или в углу; наличие линии основания, штриховки в большом количестве.

Содержательные признаки

Наличие на рисунке себя и ребенка без замены образов; фигура ребенка слишком большая или слишком маленькая; большое количество дополнительных объектов, тщательная прорисовка деталей одежды; недостаточная прорисовка фигур и лиц себя и ребенка, схематизация; отсутствие совместной деятельности; контакт с ребенком может быть по типу 1 и 2, или рядом с ребенком без контакта (при этом ребенок не изолирован), возможно протянутые друг к другу руки без прямого контакта; наличие на рисунке нескольких членов семьи, своей матери; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры, они покрывают практически весь лист; возраст ребенка в беременности в пределах дошкольного, к концу беременности приближается к раннему или младенческому, после родов - в настоящем возрасте.

4. Конфликт с беременностью или ситуацией материнства.

Формальные признаки

Отказ от рисования; переворачивание, сгибание листа; наличие стираний, перерисовок, зачеркиваний; большие пятна черного цвета; неадекватное использование размеров листа (слишком мелко или "не умещаются" важные части рисунка, в первую очередь фигура матери и ребенка).

Содержательные признаки

Отсутствие на рисунке себя и\или ребенка; замена образа ребенка и\или себя на растение, животное, символ; отсутствие совместной деятельности и контакта с ребенком; ребенок спрятан (в пеленках, коляске, кроватке, животе матери); ребенок изолирован при помощи предметов, отделяющих его от матери или полностью изолирован без контакта с матерью (к кроватке, коляске, на коврике, на качелях и т.п.); большая пространственная дистанция между фигурами матери и ребенка; фигуры, нарисованные спиной; отсутствие у фигур лица, реже тела; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры, они покрывают практически весь лист; возраст ребенка дошкольный, реже ранний, к концу беременности не снижается, или даже увеличивается, после родов - ребенок более старшего, редко - более младшего возраста, чем в настоящем.

2.3. Описание результатов.

Все испытуемые были разделены на три группы по результатам методики «Шкала депрессии Бека» (Таблица 1):

  • 1 группа – сюда вошли испытуемые, у которых отсутствуют симптомы депрессии;
  • 2 группа – испытуемые с умеренно выраженными симптомами депрессии (субдепрессивный уровень);
  • 3 группа – испытуемые с депрессией средней тяжести

По результатам данной методики не было выявлено женщин с тяжелой и легкой формами депрессии.

Таблица 1. Результаты методики «Шкала депрессии Бека»

Группа

Средний балл

Количество испытуемых

1

6,83

6

2

15

8

3

26,83

6

Статистическая обработка результатов выявила достоверные различия между группами (Таблица 2).

Таблица 2. Результаты статистической обработки результатов методики «Шкала депрессии Бека» по критерию U Манна-Уитни

Сравниваемые группы

Уровень достоверности

1 – 2

0,001

1 – 3

0,002

2 – 3

0,001

Результаты методики дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге лишь частично подтвердили результаты методики «Шкала депрессии Бека» (Таблица 3).

Таблица 3. Результаты методики дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге по группам

Группа

Среднее значение

1

47,67

2

51,62

3

50,33

Согласно полученным по данной методике результатам испытуемые второй и третьей группы находятся в состоянии легкой депрессии.

Статистическая обработка результатов выявила достоверные различия между 1 и 2 группами (р = 0,03). Между другими группами различий не найдено.

Опросник уровня личностной тревожности Ж. Тейлор выявил высокий уровень тревожности у всех испытуемых (Таблица 4).

Таблица 4. Результаты опросника уровня личностной тревожности Ж. Тейлор по группам

Группа

ШСЖ

Среднее значение

1

4

21,5

2

3,5

21,38

3

3,67

28,17

Достоверных различий между группами выявлено не было. Однако можно отметить тенденцию к повышению уровня личностной тревожности в группе с симптомами депрессии средней тяжести (группа 3).

Средние оценки по шкале тревожности испытуемых группы 1 и 2 близки к границе между средним и высоким уровнем тревожности.

Результаты по методике уровень субъективного контроля представлены в (Таблице 5).

Таблица 5. Результаты методики УСК по группам

Группа

Ио

Ид

Ин

Ис

Ип

Им

Из

1

4,67

7

6,17

7,17

5,83

6,83

6,83

2

4

6,88

7,12

7,12

6,38

7,5

6,12

3

7

7

8,5

6,67

6,17

5,67

4,83

Для испытуемых с низкими оценками депрессии (группа 1) характерны высокие показатели оценок по шкалам Ид и Ис, что свидетельствует о высоком уровне субъективного контроля над эмоционально положительными событиями и ситуациями и развитом чувстве ответственности за события, происходящие в его семейной жизни.

Для испытуемых с симптомами субдепрессии характерны повышенные результаты по шкалам Ин, Ис и Им, что говорит о способности и желании человека прикладывать усилия для налаживания контакта с окружающими, высокоразвитом чувстве ответственности за происходящее в семье. Также для них характерно наличие некоторого самообвинения в неприятностях, неудачах и т.п.

У испытуемых с выраженными симптомами депрессии наиболее высоки показатели оценок по шкалам Ио, Ид, Ин, что можно трактовать как высокий уровень субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями. Испытуемые этой группы чувствуют личную ответственность за все хорошие и плохие ситуации в их жизни.

Статистическая обработка результатов позволила выявить достоверные различия по шкале общей интернальности (Ио; p = 0,036) между группами с умеренно и сильно выраженной депрессией. Также можно отметить наличие следующих тенденций:

  1. уровень интернальности в области неудач (шкала Ин) выше у испытуемых с симптомами средней депрессии, чем у испытуемых без симптомов депрессивного состояния (р = 0,07);
  2. уровень интернальности в области межличностных отношений выше у субдепрессивных испытуемых, чем у испытуемых с симптомами депрессии (р = 0,085).

Различия по другим шкалам статистически достоверного уровня не достигают (Таблица 6).

Таблица 6. Результаты статистической обработки результатов методики УСК по критерию U Манна-Уитни

Сравниваемые группы

Ио

Ид

Ин

Ис

Ип

Им

Из

1 – 2

0,473

0,628

0,279

0,525

0,253

0,255

0,323

1 – 3

0,111

0,467

0,070

0,282

0,403

0,185

0,126

2 – 3

0,036

0,552

0,115

0,371

0,368

0,085

0,256

Сравнение усредненных профилей (Диаграмма 1) по трем группам не выявило достоверной корреляции между ними (Таблица 7). Таким образом, мы можем говорить о наличии различий между профилями.

Диаграмма 1. Усредненные по группам профили УСК

В наибольшей степени различаются усредненные профили группы субдепрессивных испытуемых и испытуемых с депрессией (коэффициент корреляции 0,036).

Сравнение профилей 1 (без депрессии) и 3 (с симптомами депрессии) групп выявило незначительную отрицательную корреляцию между ними (-0,181).

Корреляция между усредненными профилями недепрессивных и субдепрессивных испытуемых имеет значение 0,527, однако достоверного уровня не достигает (р = 0,235).

Таблица 7. Результаты статистической обработки результатов методики УСК методом ранговой корреляции Спирмена (сравнение усредненных профилей по группам)

Сравниваемые группы

Уровень значимости

Коэффициент корреляции

1 – 2

0,235

0,527

1 – 3

0,713

-0,181

2 – 3

0,963

0,036

Результаты методики «Характерологический опросник К. Леонгарда» представлены в (Таблице 8).

Таблица 8. Результаты методики «Характерологический опросник К. Леонгарда» по группам

Группа

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1

77,33

82,17

76,17

44,67

60,5

53,17

51,67

47,67

43

56,33

2

58,25

64,38

73

45,25

57,62

65,38

49,62

42,88

41,88

60,25

3

74,83

74,83

55,83

43,33

49

61,67

77,67

42,67

48,17

46,17

1 - Нумерация шкал соответствует нумерации в описании методики

Для испытуемых без симптомов депрессии характерно преобладание черт гипертимического, возбудимого и эмотивного типов (1, 2 и 3 шкалы, соответственно). Таким образом, можно говорить о повышенном фоне настроения, высокой активности, повышенной импульсивности в сочетании с высокой чувствительностью и впечатлительностью.

У испытуемых с субдепрессивными симптомами преобладают высокие показатели по шкалам: 2 (возбудимость), 3 (эмотивность) и 6 (циклотимность), что свидетельствует о повышенной возбудимости, чувствительности и склонностью к периодическим сменам повышенного и пониженного настроения. Также можно отметить, что в целом оценки испытуемых этой группы ниже, чем у всех остальных, по всем шкалам, что свидетельствует о меньшей выраженности акцентуаций характера.

Испытуемые с депрессивной симптоматикой демонстрируют высокие оценки по шкалам гипертимности (1), возбудимости (2) и демонстративности (7). Следовательно, наиболее выражены такие черты как:

  • повышенный фон настроения в сочетании с высокой активностью;
  • повышенная импульсивность, ослабление контроля над побуждениями и влечениями;
  • демонстративное поведение, эгоцентризм, стремление привлечь к себе внимание.

Более наглядно результаты по опроснику К.Леонгарда представлены на (Диаграмме 2).

Диаграмма 2. Усредненные профили испытуемых по группам по методике «Характерологический опросник К. Леонгарда»

Статистическая обработка результатов позволила выявить достоверные различия между разными группами (Таблица 9) по шкалам опросника К.Леонгарда:

Гипертимность (1 шкала):

У испытуемых без депрессивных симптомов оценки по данной шкале выше, чем у испытуемых с симптомами субдепрессии (р = 0,025);

Возбудимость (2 шкала):

У испытуемых без депрессивных симптомов оценки по данной шкале достоверно выше, чем у испытуемых с симптомами субдепрессии (р = 0,024);

Эмотивность (3 шкала):

Оценки испытуемых без симптомов депрессии и с симптомами субдепресии достоверно выше, чем оценки испытуемых с депрессией среднего уровня (р = 0,018, р = 0,028, соответственно);

Демонстративность (7 шкала):

Оценки испытуемых с симптомами депрессии по этой шкале достоверно выше, чем оценки испытуемых без депрессии и с субдепрессией (р = 0,025, р = 0,044, соответственно).

Таблица 9. Результаты статистической обработки результатов методики «Характерологический опросник К. Леонгарда» по критерию U Манна-Уитни

группы

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1 – 2

0,025

0,024

0,421

0,578

0,603

0,218

0,397

0,373

0,396

0,345

1 – 3

0,404

0,404

0,018

0,284

0,144

0,256

0,025

0,374

0,283

0,166

2 – 3

0,067

0,165

0,028

0,423

0,302

0,421

0,044

0,699

0,180

0,106

1 - Нумерация шкал соответствует нумерации в описании методики (см. ключ к методике)

Анализ усредненных профилей групп испытуемых позволяет говорить о наличии достоверной корреляции между профилями испытуемых без депрессии и с симптомами субдепресии (р = 0,014) (см. Таблицу 10). Также можно говорить о наличии близкой к достоверной корреляции между профилями недепрессивных и депрессивных испытуемых (р = 0,095).

Таблица 10. Результаты статистической обработки результатов методики «Характерологический опросник К. Леонгарда» методом ранговой корреляции Спирмена (сравнение усредненных профилей по группам)

Сравниваемые группы

Уровень значимости

Коэффициент корреляции

1 – 2

0,014

0,757

1 – 3

0,095

0,559

2 – 3

0,184

0,455

Результаты по методике «Рисуночный тест (я и мой ребенок)» представлены в (Таблице 11).

Таблица 11. Результаты методики «Рисуночный тест (я и мой ребенок)»

 

0

1

2

3

4

Итого

1

2

3

0

1

0

6

2

0

2

1

2

3

8

3

3

0

1

1

1

6

Итого

5

5

2

4

4

20

Полученные результаты не позволяют выделить наиболее характерный для каждой группы тип рисунков.

Вместе с этим можно отметить, что испытуемые группы без симптомов депрессии, если соглашаются, рисуют изображения, свидетельствующие о благоприятной ситуации беременности и готовности к материнству и родам (50%).

У испытуемых с субдепрессивной симптоматикой преобладают рисунки, которые говорят о наличии в той или иной степени тревоги, неуверенности в себе, конфликтности (75%).

Испытуемые с симптомами депрессии в 50% случаев отказались рисовать, что может рассматриваться как сильновыраженные тревога, конфликтность, проблемное отношение к материнству и беременности. Остальные рисунки также свидетельствуют о тревоге и конфликтности, но в меньшей степени.

Статистическая обработка результатов данной методики (см. Таблицу 12) позволила выявить достоверные различия между испытуемыми из групп без симптомов депрессии и с субдепрессией (р = 0,013). Также можно говорить о наличии тенденции к большей тревожности испытуемых с депрессией, чем у испытуемых с субдепрессией (р = 0,082).

Таблица 12. Результаты статистической обработки результатов методики «Рисуночный тест (я и мой ребенок)» по критерию U Манна-Уитни

Сравниваемые группы

Уровень достоверности

1 – 2

0,013

1 – 3

0,433

2 – 3

0,082

2.4. Обсуждение результатов.

Полученные результаты позволяют говорить, что для испытуемых с отсутствием симптомов депрессии характерны следующие личностные особенности:

  • достаточно высокий уровень тревожности (однако ниже, чем у группы с симптомами депрессии);
  • высокий уровень субъективного контроля над эмоционально положительными событиями и ситуациями и развитое чувство ответственности за события, происходящие в его семейной жизни;
  • повышенный фон настроения, высокая активность;
  • повышенная импульсивность;
  • высокая чувствительность и впечатлительность.

В 50% случаев можно говорить о благоприятной ситуации беременности и родов, готовности к материнству (по результатам рисуночной методики).

На основе полученных результатов мы можем предполагать, что выявленная тревожность обусловлена новой ситуацией, в которую попали испытуемые. Тем более, что для каждой женщины, участвовавшей в исследовании данная беременность и роды были первыми.

Отказ двух испытуемых от рисования можно трактовать либо как проявление маскированной депрессии (проявляющейся в первую очередь не в снижении общего фона настроения, а в формировании соматической симптоматики), либо как результат высокой тревожности, вызванной рождением ребенка и самой ситуацией психологического исследования. Также существенным может оказаться и тот факт, что рисуночный тест проводился одним из последних и женщины чувствовали себя уставшими.

Испытуемые с симптомами субдепресии характеризуются наличием следующих черт:

  • повышенный уровень тревожности;
  • наличие способности и желания прикладывать усилия для налаживания контакта с окружающими;
  • высокоразвитое чувство ответственности за происходящее в семье;
  • наличие некоторого самообвинения в неприятностях, неудачах и т.п.;
  • повышенная возбудимость;
  • чувствительность;
  • склонность к периодическим сменам повышенного и пониженного настроения;
  • неуверенность в себе, внутренние конфликты.

Необходимо отметить, что выраженность акцентуированных черт личности у испытуемых этой группы меньше, чем у всех остальных. Это может служить хорошим прогностическим признаком, так как, несмотря на наличие склонности к самообвинению и периодические смены настроения, они могут быть взяты под контроль.

Наблюдаемые в настоящее время тревога, конфликтность, неуверенность в себе могут быть объяснены не только особенностями личности, но и новой ситуацией материнства. Можно предположить, что изменение в социальной ситуации, приобретение новой роли стали толчком для формирования субдепрессивной симптоматики. Основой же могли послужить такие особенности личности как склонность к самообвинению, циклотимность и повышенная чувствительность.

Эти же черты личности могут быть причиной неуверенности в себе и конфликтного отношения к материнству и беременности, выявленные по результатам рисуночного теста.

К. Леонгард (1989) в описании типов акцентуации и их сочетаний указывает, что одновременное присутствие в личности черт возбудимого, эмотивного и циклотимного типов акцентуаций предрасполагает к развитию депрессивных состояний. Вместе с этим он отмечает, что для людей с эмотивным типом акцентуации характерно соответствие тяжести депрессивных симптомов тяжести события или переживания их вызвавших. Это подтверждает наше предположение о том, что выявленный субдепрессивный уровень симптоматики может быть обусловлен реакцией на изменение ситуации и социальной роли.

Несмотря на наличие в момент обследования симптомов субдепрессии, прогноз дальнейшего состояния является положительным. Сочетание всех описанных выше черт личности позволяет предполагать скорый выход из состояния подавленности и развитие нормальных отношений с ребенком, а также нормализацию отношений в семье и гармонизацию своей личности. Можно предполагать, что по окончании периода адаптации к новой ситуации симптомы депрессивного состояния исчезнут.

Для испытуемых с депрессивной симптоматикой характерно наличие таких черт личности как:

  • высокий уровень тревожности;
  • высокий уровень субъективного контроля, склонность видеть в себе причину всего происходящего;
  • повышенный фон настроения в сочетании с высокой активностью;
  • повышенная импульсивность, ослабление контроля над побуждениями и влечениями;
  • демонстративное поведение, эгоцентризм, стремление привлечь к себе внимание.
  • неуверенность в себе, наличие внутренних конфликтов.

Можно предполагать, что одна из причин депрессии и высокой тревожности – высокий уровень субъективного контроля, приводящий к принятию ответственности за все происходящее на себя. При чрезмерной выраженности это приводит к тому, что человек оказывается не в состоянии принять тот факт, что не все можно контролировать. В подобной ситуации любое событие, которое невозможно контролировать, может стать источником серьезного стресса.

Демонстративность также может служить фактором риска формирования послеродовой депрессии, так как с рождением ребенка внимание семьи часто смещается с его матери на него. Это может приводить к возникновению мыслей о своей ненужности, покинутости и т.п.

Также демонстративность может влиять на степень выраженности депрессивной симптоматики. Часто демонстративные личности склонны преувеличивать свои страдания, тем самым пытаясь привлечь к себе внимание.

Психологические исследования акцентуаций и их связи с депрессивными расстройствами показывают, что наличие в структуре личности демонстративности, яркости эмоциональных проявлений при отсутствии их достаточной глубины, склонность к быстрой смене переживаний или внутренняя дисгармония с сужением зоны жизненного комфорта, неуверенность в своих возможностях, снижение самооценки, непродуктивность интеллектуальной переработки конфликтных ситуаций, истощаемость приводят к быстрому формированию под влиянием стрессовых воздействий депрессивных расстройств (Кадина Г.И., Корнилов А.П., 1996). Большая часть этих черт личности присутствует у испытуемых с выраженными симптомами депрессии.

Для испытуемых данной группы прогноз будет наименее благоприятным, так как выявленное сочетание акцентуаций личности приводит к возможности возникновения аффективных взрывов, а также к формированию реакций по типу «бегства в болезнь» (Леонгард К., 1989).

Сопоставление результатов всех методик по всем группам испытуемых позволяет выявить ряд тенденций:

  • выраженной депрессивной симптоматике соответствует высокий уровень тревожности;
  • ярко выраженный внутренний локус контроля в области значимых событий способствует формированию депрессии, в тоже время внутренний локус контроля в области отношений с людьми служит фактором защиты от депрессивных состояний;
  • такие черты личности как эмотивность, циклотимность и демонстративность могут служить факторами риска формирования депрессии.

Выявленные тенденции не предполагают неизбежного развития послеродовой депрессии у женщин с приведенными личностными особенностями. Однако при неблагоприятной ситуации вероятность формирования данного состояния значительно возрастает.

Также важно отметить, что в ряде случаев симптомы послеродовой депрессии могут проявляться скрыто (в виде соматических осложнений) или, наоборот, значительно преувеличиваться (например, при демонстративной акцентуации). Поэтому важно помимо прямых методов диагностики использовать и проективные методики, позволяющие выявлять скрытые, бессознательные личностные тенденции и особенности.

Существенным является влияние особенностей личности на прогноз течения депрессивного состояния. Высокая эмотивность служит основанием для благоприятного прогноза, так как предполагает способность глубоко чувствовать и переживать не только отрицательные моменты своей жизни, но и положительные. В качестве благоприятного фактора можно рассматривать и гипертимность, так как она вызывает повышенный фон настроения и высокую активность, препятствующие развитию тяжелой депрессии.

Также можно предполагать, что высокий локус контроля в области семейных и межличностных отношений при невысоких значениях общей интернальности и интернальности в области удач может снижать неблагоприятные последствия послеродовой депрессии, так как предполагает заинтересованность в установлении контактов с окружающими людьми и их поддержании.

В качестве неблагоприятного фактора можно рассматривать демонстративность, так как наличие развитых истерических черт характера может способствовать «бегству в болезнь» и преувеличению тяжести симптомов. Также демонстративность может обусловить недостаточные внимание и заботу о ребенке, особенно, если демонстративная женщина считает, что таким образом сможет выделиться, или ситуации в семье превращается в борьбу за внимание окружающих.

Циклотимность также негативно влияет на прогноз течения депрессии. Колебания настроения могут приводить к тому, что после очередной гипоманиакальной фазы, проявляющейся в повышенном настроении, высокой активности, энергичности, депрессивная фаза может либо затянуться, либо проявиться острее. Существенно и то, что смена настроения у циклотимных личностей может происходить не только под воздействием каких-либо событий, но и в результате размышлений.

Результаты данного исследования не позволили выявить четкой связи между степенью выраженности депрессивной симптоматики и тревожностью. Однако высокие уровни тревожности все же соответствуют развитой депрессии, поэтому эту особенность личности также можно рассматривать как определяющую течение этого состояния. Высокая тревожность препятствует нормализации состояния, так как не позволяет адекватно ее оценивать и замечать позитивные моменты. Все внимание сосредотачивается на возможных негативных последствиях.

Высокий внутренний локус контроля в области неудач, как правило, проявляется в склонности к самообвинению, что также мешает преодолению депрессивного состояния. Если он не уравновешивается высоким уровнем интернальности в области достижений, то может рассматриваться как крайне неблагоприятный фактор развития депрессивных состояний.

Неуверенность в себе и внутренние конфликты, конфликтное отношение к беременности и материнству служат одними из важнейших отрицательных факторов формирования негативных переживаний. При сочетании с другими отрицательными факторами они могут вызывать тяжелую послеродовую депрессию, продолжающуюся долгое время.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что эмоционально-личностные факторы оказывают влияние на формирование депрессии у женщин, находящихся в послеродовом периоде, что подтверждает выдвинутую гипотезу.

Вместе с этим нельзя отрицать и влияние социальных факторов: изменение социальной ситуации и сопутствующая ей смена ролей также оказывают существенное влияние на формирование депрессивных состояний. Более того, именно они служат толчком к развитию послеродовой депрессии, поэтому при коррекции данного состояния необходимо это учитывать.


Выводы.

1. На основе полученных в исследовании результаты можно сделать вывод, что эмоционально-личностные факторы оказывают влияние на формирование депрессии у женщин, находящихся в послеродовом периоде, что подтверждает выдвинутую гипотезу.

2. Неблагоприятными факторами формирования послеродовой депрессии являются:

  • Циклотимность;
  • Демонстративность;
  • Высокая тревожность;
  • Неуверенность в себе;
  • Высокие уровни общей интернальности и интернальности в области неудач;
  • Конфликтное отношение к беременности, родам и материнству.

3. В качестве факторов, препятствующих развитию тяжелой депрессивной симптоматики, можно назвать следующие:

  • Гипертимность;
  • Эмотивность;
  • Высокая интернальность в области семейных и межличностных отношений.

4. Существенное влияние оказывает и сама ситуация беременности, родов и появления ребенка в семье.


Заключение.

Данная работа посвящена исследованию послеродовой депрессии и факторов, влияющих на ее формирование.

Анализ литературы показал, что под послеродовой депрессией понимается длительное и субъективно тяжелое состояние, сопровождающееся снижением настроения, недостатком интереса к жизни, подавленностью. Оно может продолжаться от нескольких дней до нескольких лет.

Основными факторами формирования послеродовой депрессии являются: генетическая предрасположенность, физиологические изменения, происходящие в организме женщины до и после родов, «депрессивный» склад личности (склонность к самообвинению, высокая тревожность, и т.п.), социальные (особенности семьи и социального окружения) и психологические факторы (особенности личности женщины, восприятия себя как женщины, матери и т.п.).

Результаты эмпирического исследования позволили сделать вывод о наличии связи между эмоционально-личностными особенностями женщины и послеродовой депрессией.

Основными выявленными тенденциями являются:

  • выраженной депрессивной симптоматике соответствует высокий уровень тревожности;
  • ярко выраженный внутренний локус контроля в области значимых событий способствует формированию депрессии, в тоже время внутренний локус контроля в области отношений с людьми служит фактором защиты от депрессивных состояний;
  • такие черты личности как эмотивность, циклотимность и демонстративность могут служить факторами риска формирования депрессии.

Также в исследовании были выявлены благоприятные и неблагоприятные факторы развития и прогноза течения послеродовой депрессии:

Неблагоприятными факторами формирования послеродовой депрессии являются:

  • Циклотимность;
  • Демонстративность;
  • Высокая тревожность;
  • Неуверенность в себе;
  • Высокие уровни общей интернальности и интернальности в области неудач;
  • Конфликтное отношение к беременности, родам и материнству.

В качестве факторов, препятствующих развитию тяжелой депрессивной симптоматики, можно назвать следующие:

  • Гипертимность;
  • Эмотивность;
  • Высокая интернальность в области семейных и межличностных отношений.

Полученные в работе результаты могут быть использованы при построении программ профилактики и коррекции послеродовой депрессии, при решении актуальных проблем психологии личности, клинической и общей психологии.

Результаты данной работы не исчерпывают проблему послеродовой депрессии и факторов, влияющих на ее формирование. Перспективы исследования видятся в изучении влияния социальных, генетических и физиологических факторов на формирование и прогноз течения послеродовой депрессии, увеличении выборки испытуемых и ее дифференциация социально-демографическим показателям. Также интерес представляет изучение особенностей формирования и течения послеродовой депрессии у женщин с разным количеством родов и беременностей, в зависимости от состояния женщины во время беременности и родов и т.п.


Библиография.

  1. Баженова О.В. Диагностика психического развития детей первого года жизни. М., 1986.
  2. Баз Л.Л. Изменение эмоционального восприятия у женщин, страдающих послеродовой депрессией // XIII съезд психиатров России (10—13 октября 2000 г., Москва): Материалы съезда. М., 2000. С. 47.
  3. Баз Л.Л. Послеродовая депрессия. Эмпирические исследования психологических феноменов / "Хрестоматия по перинатальной психологии. Психология беременности, родов и послеродового периода" составитель - А.Н. Васина, М.: Издательство УРАО, 2005, с. 235-245
  4. Баз Л.Л. Психическое развитие детей первого года жизни от матерей, страдающих послеродовой депрессией // Проблемы младенчества: нейро-психолого-педагогическая оценка развития и ранняя коррекция отклонений: Научно-практич. конф. (15—16 марта 1999 г., Москва). М., 1999. С. 23—26.
  5. Баз Л.Л., Скобло Г.В. Искажение материнского поведения при послеродовых депрессиях: влияние раннего и актуального жизненного опыта женщины // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь: Материалы Всерос. научно-практич. конф. (22—25 сентября 1998 г., Москва). М., 1998. С. 82—83.
  6. Баз Л.Л., Скобло Г.В. Особенности общения младенцев от матерей с послеродовыми депрессиями со взрослым // Психология сегодня: Тезисы I Всерос. конф. по психологии (31 января—2 февраля 1996 г., Москва). М., 1996. Т. 2. Вып. 3. С. 133.
  7. Баз Л.Л., Скобло Г.В. Психотерапия материнско-детских отношений при послеродовых депрессиях у женщин // Современные направления психотерапии и их клиническое применение: Материалы Первой всерос. учебно-практич. конф. по психотерапии. М., 1996. С. 104.
  8. Баз Л.Л., Скобло Г.В., Васильковская Н.К. Послеродовые материнские депрессии и психотерапия // Семейная психология и семейная терапия. 2000. № 3. С. 68—72.
  9. Журнал «Перинатальная психология и психология родительства» под редакцией Добрякова И. В., Захарова Е. И. М. 2004.
  10. Захарова Е.И., Печникова Е.Ю., Филиппова Г.Г. Новая книга о беременности и не только... М.: Дрофа, 2002.
  11. Кадина Г.И., Корнилов А.П. Суицидальные действия как реакция на стресс // История Сабуровой дачи: Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии. Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И.И. Кутько, П.Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 209–211.
  12. Комер Р. Патопсихология поведения. Нарушения и патологии психики. М.: Издательство: прайм-Еврознак, 2005 г.
  13. Куликов Л.В. Доминирующее настроение при различных акцентуациях личности // Журнал практического психолога, N 7-8, июль-август, 1999
  14. Леонгард К. Акцентуированные личности. М.: Феникс, 1989.
  15. Материалы 5- Конференций по Перинатальной психологии в родовспоможении. СПб 1997-2001.
  16. Материалы Конференции по Перинатальной Психологии и Медицине, Иваново, 2001.
  17. Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений матери и ребенка, 1996
  18. Мухамедрахимов Р.Ж. Взаимодействие и привязанность матерей и младенцев групп риска // Вопросы психологии. 1998. №2.
  19. Перинатальная психология и акушерство, Волгоград, 2001.
  20. Родить и возродиться. Адаптированный перевод с голландского.– М.: Издательство "Пангея", 1999
  21. Скобло Г., Баз Л., Дробинская А. Ей бы радоваться, а она плачет // Материнство. 1997. №4. С. 80—85.
  22. Скобло Г., Баз Л., Дробинская А. Одна депрессия на двоих // Материнство. 1997. № 5. С. 86—88.
  23. Скобло Г.В., Баз Л.Л., Баландина Т.А. Вопросы исследования послеродовых материнских депрессий в аспекте их влияния на психическое здоровье детей // Актуальные вопросы пограничных состояний и аддиктологии. Томск, 1996. С. 64.
  24. Скобло Г.В., Баз Л.Л., Луковуева З.В. Клинические аспекты концепции привязанности // Конгресс по детской психиатрии: Материалы конгр. (25—28 сентября 2001 г., Москва). М., 2001. С. 46—47.
  25. Скобло Г.В., Баз Л.Л., Луковцева З.В. Психическое здоровье у детей дошкольного возраста от матерей с послеродовой депрессией (в печати).
  26. Скобло Г.В., Баландина Т.А. Послеродовые депрессии у матерей и их связь с психическим здоровьем младенца // Проблемы младенчества: нейро-психолого-педагогическая оценка развития и ранняя коррекция отклонений: Научно-практич. конф. (15— 16 марта 1999 г., Москва). М., 1999. С. 125—128.
  27. Филиппова Г.Г. Психология материнства и ранний онтогенез. Учебное пособие.– М.: Жизнь и мысль, 1999
  28. Филиппова Г.Г. Психология материнства. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002
  29. Филиппова Г.Г. Психология материнства: концептуальная модель. М., 1997.
  30. Beckwith L. Adaptive and maladaptive parenting: Implications for intervention // Meisels S. J., Shonkoff J. P. (eds). Handbook of early childhood intervention. Cambridge; N. Y.: Cambr. Univ. Press, 1990. P. 53—77.
  31. Chalmers B. Pregnancy and parenthood: heaven or hell.–South Africa.: Berev Publications, 1997.
  32. Cohn J.F. et al. Face-to-face interactions of depressed mothers and their infants // Tronick E., Field T. (eds). Maternal depression and infant disturbance. New directions of child development. San Francisco: Jossey-Bass, 1986
  33. Cox J.L., Murray D., Champman G.A. A controlled study of the onset, diration and prevalence of postnatal depression // British Journal of Psychiatry. 1998. Vol. 163. P. 27—31.
  34. Crittenden P.M. Maltreated infants: Vulnerability and resilience // J. of Child Psychol. and Psychiat. 1985. V. 26. P. 85—96
  35. Crittenden P.M., Bonvillian J.D. The relationship between maternal risk status and maternal sensitivity //Am. J. of Orthopsychiat. 1984. V. 54. P. 250—262.
  36. Field T. Affective and interactive disturbances in infants // Osofsky J. D. (ed. ) Handbook of infant development. 2nd. ed. N. Y.: A Wiley-Interscience Publ., 1987. P. 972—1005
  37. Field T. Effects of early separation, interactive deficits, and experimental manipulations on infant — mother face-to-face interaction // Child Devel. 1977. V. 48. P. 763—771
  38. Field T. et al. Pregnancy problems, postpartum depression and early mother — infant interactions // Devel. Psychol. 1985. V. 21. P. 1152—1156.
  39. Field T. Infancy. Cambridge; Massachusetts: Harvard Univ. Press, 1990.
  40. Gaensbauer T.J. et al. Social and affective development in infants with a manic-depressive parent // Am. J. of Psychiat. 1984. V. 141. P. 223—229
  41. George С., Main M. Social interactions of young abused children: Approach, avoidance and aggression // Child Devel. 1979. V. 50. P. 306—318.
  42. Gilbert P. Depression The evolution of powerlessness.– Hove.: LEA.– 1992
  43. Gray J.D. et al. Prediction and prevention of child abuse and neglect // Child Abuse and Neglect. 1977. V. 1. P. 45—58.
  44. Kumar R., Robinson K.M. A prospective study of emotional disorders in childbearing women // British Journal of Psychiatry. 1984. Vol. 144. P. 35—47
  45. Mark J., Williams G. The psychological treatment of depression. – London and New-York.: Routlege.– 1992
  46. O'Hara M.W. The nature of postpartum depressive disorders // Murray L, Cooper P.J. Postpartum depression and child development. N.Y., 1997. P. 3—34.
  47. Richard N.B. Interaction between mothers and infants with Down syndrome: Infant characteristics Topics in Early Childhood Special Education. 1986. V. 6. P. 54—71.
  48. Sameroff A.J., Siefer R., Zax M. Early development of children at risk for emotional disorder // Monogr. of the Society for Research in Child Devel. 1982. V. 47 (7, Ser. № 199)
  49. Stein A., Gath D.H., Bucher J. et al. The relationship between postnatal depression and mother-child interaction // British Journal of Psychiatry. 1991. Vol. 158. P. 46—52.
  50. Straus M.A. Stress and child abuse // Kempe C.H., Heifer R.E. (eds). The battered child. Chicago: Chicago Univ. Press, 1980. P. 86—103
  51. Warner R. et al. Demografic and obstetric risk factor for postnatal psychiatric morbility // British Journal of Psychiatry. 1996. Vol. 168. P. 607—611.

 


 

Приложение 1. Бланк шкалы депрессии Бека.

 

Инструкция:

Этот опросник состоит из 21 групп утверждений. Прочтите внимательно и обведите кружком номер (О, 1, 2 или 3) утверждения, наилучшим образом отражающего Ваше самочувствие в течение ПОСЛЕДНЕЙ НЕДЕЛИ, включая СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ. Если подходящими Вам кажутся несколько утверждений в группе, обведите каждое из них. Убедитесь, что Вы прочитали все утверждения в каждой группе, прежде, чем сделать выбор.

1)

0 Я не чувствую себя расстроенным, печальным.

1 Я расстроен.

2 Я все время расстроен и не могу от этого отключиться.

3 Я настолько расстроен и несчастлив, что не могу это выдержать.

2)

0 Я не тревожусь о своем будущем.

1 Я чувствую, что озадачен будущим.

2 Я чувствую, что меня ничего не ждет в будущем.

3 Моё будущее безнадежно, и ничто не может измениться к лучшему.

3)

0 Я не чувствую себя неудачником.

1 Я чувствую, что терпел больше неудач, чем другие люди.

2 Когда я оглядываюсь на свою жизнь, я вижу в ней много неудач.

3 Я чувствую, что как личность я - полный неудачник.

4)

0 Я получаю столько же удовлетворения от жизни, как раньше.

1 Я не получаю столько же удовлетворения от жизни, как раньше.

2 Я больше не получаю удовлетворения ни от чего.

3 Я полностью не удовлетворен жизнью. и мне всё надоело.

5)

0 Я не чувствую себя в чем-нибудь виноватым.

1 Достаточно часто я чувствую себя виноватым.

2 Большую часть времени я чувствую себя виноватым.

3 Я постоянно испытываю чувство вины.

6)

0 Я не чувствую, что могу быть наказанным за что-либо.

1 Я чувствую, что могу быть наказан.

2 Я ожидаю, что могу быть наказан.

3 Я чувствую себя уже наказанным.

7)

0 Я не разочаровался в себе.

1 Я разочаровался в себе.

2 Я себе противен.

3 Я себя ненавижу.

8)

0 Я знаю, что я не хуже других.

1 Я критикую себя за ошибки и слабости.

2 Я все время обвиняю себя за свои поступки.

3 Я виню себя во всем плохом, что происходит.

9)

0 Я никогда не думал покончить с собой.

1 Ко мне приходят мысли покончить с собой, но я не буду их осуществлять.

2 Я хотел бы покончить с собой

3 Я бы убил себя, если бы представился случай.

10)

0 Я плачу не больше, чем обычно.

1 Сейчас я плачу чаще, чем раньше.

2 Теперь я все время плачу.

3 Раньше я мог плакать, а сейчас не могу, даже если мне хочется.

11)

0 Сейчас я раздражителен не более, чем обычно.

1 Я более легко раздражаюсь, чем раньше.

2 Теперь я постоянно чувствую, что раздражен.

3 Я стал равнодушен к вещам, которые меня раньше раздражали.

12)

0 Я не утратил интереса к другим людям.

1 Я меньше интересуюсь другими людьми, чем раньше.

2 Я почти потерял интерес к другим людям.

3 Я полностью утратил интерес к другим людям.

13)

0 Я откладываю принятие решения иногда, как и раньше.

1 Я чаще, чем раньше, откладываю принятие решения.

2 Мне труднее принимать решения, чем раньше.

3 Я больше не могу принимать решения.

14)

0 Я не чувствую, что выгляжу хуже, чем обычно.

1 Меня тревожит, что я выгляжу старым и непривлекательным.

2 Я знаю, что в моей внешности произошли существенные изменения, делающие меня непривлекательным.

3 Я знаю, что выгляжу безобразно.

15)

0 Я могу работать так же хорошо, как и раньше.

1 Мне необходимо сделать дополнительное усилие, чтобы начать делать что-нибудь.

2 Я с трудом заставляю себя делать что-либо.

3 Я совсем не могу выполнять никакую работу.

16)

0 Я сплю так же хорошо, как и раньше.

1 Сейчас я сплю хуже, чем раньше.

2 Я просыпаюсь на 1-2 часа раньше, и мне трудно заснуть опять.

3 Я просыпаюсь на несколько часов раньше обычного и больше не могу заснуть.

17)

0 Я устаю не больше, чем обычно.

1 Теперь я устаю быстрее, чем раньше.

2 Я устаю почти от всего, что я делаю.

3 Я не могу ничего делать из-за усталости.

18)

0 Мой аппетит не хуже, чем обычно.

1 Мой аппетит стал хуже, чем раньше.

2 Мой аппетит теперь значительно хуже.

3 У меня вообще нет аппетита.

19)

0 В последнее время я не похудел или потеря веса была незначительной.

1 За последнее время я потерял более 2 кг.

2 Я потерял более 5 кг.

3 Я потерял более 7 кr.

20)

0 Я беспокоюсь о своем здоровье не больше, чем обычно.

1 Меня тревожат проблемы моего физического здоровья, такие, как боли, расстройство желудка, запоры и т д.

2 Я очень обеспокоен своим физическим состоянием, и мне трудно думать о чем-либо другом.

3 Я настолько обеспокоен своим физическим состоянием, что больше ни о чем не могу думать.

21)

0 В последнее время я не замечал изменения своего интереса к сексу.

1 Меня меньше занимают проблемы секса, чем раньше.

2 Сейчас я значительно меньше интересуюсь сексуальными проблемами, чем раньше.

3 Я полностью утратил сексуальный интерес.


Приложение 2. Бланк методики дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге.

Инструкция:

«Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как вы себя чувствуете в последнее время. Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных или неправильных ответов нет».

Никогда или изредка Иногда Часто Почти всегда или постоянно
1. Я чувствую подавленность 1 2 3 4
2. Утром я чувствую себя лучше всего 1 2 3 4
3. У меня бывают периоды плача или близости к слезам 1 2 3 4
4. Аппетит у меня не хуже обычного 1 2 3 4
5. Мне приятно смотреть на привлекательных женщин, разговаривать с ними, находиться рядом 1 2 3 4
6. Я замечаю, что теряю вес 1 2 3 4
7. Меня беспокоят запоры 1 2 3 4
8. Сердце бьется быстрее, чем обычно 1 2 3 4
9. Я устаю без всяких причин 1 2 3 4
10. Я мыслю также ясно как всегда 1 2 3 4
11. Мне легко делать то, что я умею 1 2 3 4
12. Чувствую беспокойство и не могу усидеть на месте 1 2 3 4
13. У меня есть надежды на будущее 1 2 3 4
14. Я более раздражителен, чем обычно 1 2 3 4
15. Мне легко принимать решения 1 2 3 4
16. Я чувствую, что полезен и необходим 1 2 3 4
17. Я живу достаточно полной жизнью 1 2 3 4
18. Я чувствую, что другим людям станет лучше, если я умру 1 2 3 4
19. Меня до сих пор радует то, что радовало всегда 1 2 3 4

Приложение 3. Бланк методики «Характерологический опросник К. Леонгарда».

Инструкция:

«Вам предлагаются утверждения и вопросы, касающиеся Вашего характера. Если Вы согласны с утверждением или отвечаете на вопрос “да”, то поставьте в бланке под его номером знак “+”, если же не согласны или отвечаете “нет”, то знак “–”. Над ответами долго думать не следует, правильных и неправильных ответов здесь нет».

Текст опросника.

  1. У Вас чаще бывает веселое и беззаботное настроение.
  2. Вы чувствительны к оскорблениям.
  3. Бывает ли так, что у Вас на глаза навертываются слезы в кино, театре, в беседе и т. п.?
  4. Сделав что-либо, Вы сомневаетесь, все ли сделано правильно, и не успокаиваетесь до тех пор, пока не убедитесь еще раз в этом.
  5. В детстве вы были таким же смелым, как другие Ваши сверстники.
  6. Часто ли у Вас резко меняется настроение от состояния безграничного ликования до отвращения к жизни, к себе?
  7. Являетесь ли вы обычно центром внимания в обществе, в компании?
  8. Бывает ли так, что вы беспричинно находитесь в таком ворчливом настроении, что с Вами лучше не разговаривать?
  9. Вы серьезный человек.
  10. Способны ли вы восхищаться, восторгаться чем-нибудь?
  11. Предприимчивы ли Вы?
  12. Вы быстро забываете, если Вас кто-то обидит.
  13. Мягкосердечны ли Вы?
  14. Опуская письмо в ящик, проверяете ли Вы, проводя рукой по щели ящика, что письмо упало в него?
  15. Стремитесь ли вы всегда считаться в числе лучших работников?
  16. Бывало ли Вам в детстве страшно во время грозы или при встрече с незнакомой собакой (а может быть, такое чувство бывает и теперь)?
  17. Вы стремитесь во всем и повсюду соблюдать порядок.
  18. Ваше настроение зависит от внешних обстоятельств.
  19. Любят ли вас ваши знакомые?
  20. Часто ли у Вас бывает чувство внутреннего беспокойства, ощущение возможной неприятности, беды?
  21. У вас часто бывает несколько подавленное настроение.
  22. Переживали ли Вы хотя бы раз истерику или нервный срыв?
  23. Трудно ли вам долго усидеть на месте?
  24. Если по отношению к Вам несправедливо поступили, Вы обычно считаете нужным энергично отстаивать свои интересы.
  25. Можете ли Вы зарезать курицу или овцу?
  26. Вас раздражает, если дома занавес или скатерть висят неровно, и вы сразу же стараетесь поправить их.
  27. Вы в детстве боялись оставаться в одиночестве дома.
  28. Часто ли у вас бывают беспричинные колебания настроения ?
  29. Вы стремитесь быть высококвалифицированным работником в своей профессии.
  30. Быстро ли Вы начинаете сердиться или впадать в гнев?
  31. Можете ли Вы быть абсолютно беззаботным?
  32. Бывает ли так, что ощущение полного счастья буквально пронизывает Вас?
  33. Как Вы думаете, получился бы из Вас ведущий в юмористическом концерте?
  34. Вы обычно высказываете свое мнение достаточно откровенно, прямо и недвусмысленно.
  35. Вам трудно переносить вид крови, он вызывает у Вас неприятные ощущения.
  36. Нравится ли Вам работа с большой личной ответственностью?
  37. Вы склонны выступать в защиту лиц, по отношению к которым допущена несправедливость.
  38. Было бы Вам страшно спускаться в темный подвал?
  39. Вы предпочитаете работу, в которой надо действовать быстро, но требования к качеству выполнения невысоки.
  40. Общительны ли Вы?
  41. В школе вы охотно декламировали стихи.
  42. Убегали ли Вы в детстве из дома?
  43. Кажется ли Вам жизнь трудной?
  44. Бывает ли так, что после конфликта, обиды Вы были до того расстроены, что идти на работу казалось просто невыносимым?
  45. Можно ли сказать, что при неудаче Вы не теряете чувства юмора?
  46. Если бы Вас кто-либо обидел, предприняли бы Вы первым шаги к примирению?
  47. Вы очень любите животных.
  48. Вы иногда возвращаетесь, чтобы убедиться, что оставили дом или рабочее место в порядке, и там ничего непредвиденного не случилось.
  49. Вас иногда преследует неясная мысль, что с Вами или Вашими близкими может случиться что-то страшное.
  50. Считаете ли Вы, что Ваше настроение очень изменчиво?
  51. Трудно ли Вам выступать перед большим количеством людей?
  52. Вы можете ударить обидчика, если он Вас оскорбит.
  53. У Вас очень велика потребность в общении с другими людьми.
  54. Вы относитесь к тем, кто при каких-либо разочарованиях впадает в глубокое отчаяние.
  55. Вам нравится работа, требующая энергичной организаторской деятельности.
  56. У Вас хватает настойчивости добиваться поставленной цели, несмотря на то, что на пути к ней приходится преодолевать много препятствий.
  57. Трагический фильм может взволновать Вас так, что на глазах выступают слезы.
  58. Часто ли вам бывает трудно уснуть из-за того, что проблемы прожитого или будущего дня все время крутятся в голове?
  59. В школе Вы подсказывали или давали списывать товарищам.
  60. Вам потребовалось бы большое напряжение воли, чтобы пройти ночью одному через кладбище.
  61. Тщательно ли Вы следите за тем, чтобы дома каждая вещь была всегда на своем месте?
  62. Бывает ли так, что Вы ложитесь вечером спать в хорошем настроении, а наутро встаете в подавленном, которое длится чуть ли не весь день?
  63. Легко ли Вы привыкаете к новым ситуациям?
  64. Бывают ли у Вас головные боли?
  65. Вы часто смеетесь.
  66. Вы можете быть приветливым даже с теми, кого Вы явно не цените и не уважаете.
  67. Вы подвижный человек.
  68. Вы очень переживаете из-за несправедливости.
  69. Вы настолько любите природу, что можете назвать ее своим другом.
  70. Уходя из дома или ложась спать, проверяете ли Вы, закрыт ли газ, погашен ли свет, заперты ли двери?
  71. Вы очень боязливы.
  72. Изменяется ли Ваше настроение при приеме алкоголя?
  73. В юности Вы охотно участвовали в художественной самодеятельности.
  74. Вы расцениваете жизнь несколько пессимистически, без ожидания радости.
  75. Часто ли Вас тянет путешествовать?
  76. Ваше настроение может изменяться так резко, что состояние радости вдруг сменяется угрюмостью и подавленностью.
  77. Легко ли Вас удается поднять настроение друзей в компании?
  78. Долго ли Вы переживаете обиду?
  79. Долго ли Вы переживаете горести других людей?
  80. Будучи школьником, Вы нередко переписывали страницу, если случайно ставили на ней кляксу.
  81. Вы относитесь к людям скорее с осторожностью и недоверием, чем доверчивостью.
  82. Часто ли Вы видите страшные сны?
  83. Бывает ли, что вы остерегаетесь того, что броситесь под колеса проходящего поезда или выпадете из окна, расположенного на высоком этаже?
  84. В веселой компании Вы обычно веселы.
  85. Способны ли Вы отвлечься от трудных проблем, требующих Вашего решения?
  86. Вы становитесь менее сдержанным и чувствуете себя свободнее под влиянием алкоголя.
  87. В беседе вы скупы на слова.
  88. Если бы Вам надо было играть на сцене, Вы смогли бы войти в роль настолько, чтобы забыть, что это только игра?

Бланк для ответов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88

 


Приложение 4. Бланк опросника уровня личностной тревожности Ж. Тейлор.

Инструкция:

«Опросник содержит ряд утверждений. После каждого утверждения необходимо на выбор дать один из трех ответов: «да»,«?» (затрудняюсь ответить), «нет».

После прочтения каждого утверждения решите, соответствует ли оно ответу «да» или «нет». Если ответ «да» или «нет» не подходит, отвечайте «?», но старайтесь это делать как можно реже. Не думайте долго. Выбирайте тот ответ, который лучше всего выражает то, что Вы чувствуете. Помните, что нет хороших и плохих ответов».

Текст опросника.

  1. Люблю точные науки.
  2. Быстро устаю.
  3. Мы можем радоваться, что живем в такое интересное время.
  4. Меня часто беспокоят чувство тошноты и позывы на рвоту.
  5. Люблю отмечать счастливые моменты.
  6. Мои приятели необходимы мне больше, чем я им.
  7. Имею твердые политические взгляды.
  8. Полагаю, что я более нервный, чем большинство людей.
  9. Хотел бы сменить свою нынешнюю профессию.
  10. Головные боли появляются редко или их вообще нет.
  11. Чувствую, что стоит жить.
  12. Работаю всегда в состоянии нервного напряжения.
  13. Стараюсь, чтобы меня любили люди.
  14. Когда мне что-то не удается, я чуть не плачу.
  15. У меня очень хороший аппетит.
  16. Мне трудно на чем-то сосредоточиться.
  17. Часто кашляю.
  18. Беспокоюсь о деньгах и выгоде.
  19. Часто, когда хочу что-либо сделать, замечаю, что у меня дрожат руки.
  20. Люблю вспоминать прошлое.
  21. Временами появляется ощущение вины или жалости по совершенно пустяковым причинам.
  22. Я очень нетерпелив.
  23. Краснею чаще, чем другие.
  24. Люблю общаться с людьми.
  25. Горячусь, когда спорю, повышаю голос, жестикулирую.
  26. Трачу слишком много времени на удовольствия.
  27. Если что-то выводит меня из равновесия, то я быстро прихожу в свое нормальное состояние.
  28. Люблю детей.
  29. Часто огорчаюсь из-за неудач, которые у меня бывают.
  30. Люблю ходить на танцы.
  31. Очень редко краснею.
  32. Бывает, что я жалею о своих прошлых поступках.
  33. Принимаю близко к сердцу то, что обо мне будут думать другие.
  34. Люблю смотреть на огонь.
  35. Очень часто мне снятся кошмары.
  36. Обычно у меня недостаточно теплые руки и ноги.
  37. Имею отвращение к политике.
  38. С трудом принимаю отказ, даже если знаю, что мою просьбу выполнить нельзя.
  39. Очень легко потею, даже если очень холодно.
  40. Живу все время интересной жизнью.
  41. Слишком легко раздражаюсь на людях.
  42. Временами, когда оказываюсь в неблагоприятной ситуации, внезапно чувствую, что мне очень неприятно.
  43. Моя работа приносит мне большое удовлетворение.
  44. Ощущаю биение сердца и зачастую перебои дыхания.
  45. Почти всегда ощущаю голод.
  46. Моя работа мне очень интересна.
  47. Всегда бываю взволнован новой предстоящей задачей или непредвиденным событием.
  48. Даже если имею много неприятностей, то стараюсь сохранить хорошее настроение.
  49. Люблю любительский театр.
  50. Часто бывает расстройство желудка.
  51. Бывают периоды, когда я из-за озабоченности страдаю бессонницей.
  52. Люблю поэзию.
  53. Сплю беспокойно и с перерывами.
  54. Люблю готовить пищу.
  55. Часто снятся сны, о которых лучше никому не рассказывать.
  56. Легко впадаю в беспокойство.
  57. Являюсь более впечатлительным, чем большинство людей.
  58. Мои ближайшие родственники живут в согласии.
  59. Часто о чем-либо беспокоюсь.
  60. Бывает, что смеюсь при неприличных шутках или остротах.
  61. Хотел бы быть таким же счастливым, как и другие.
  62. Обычно я спокоен и меня трудно вывести из равновесия.
  63. Бывает, что я лгу.
  64. Бывает, что я плачу по пустякам.
  65. Почти всегда ощущаю беспокойство о чем-нибудь или о ком-нибудь.
  66. Часто чувствую жажду.
  67. Почти всегда чувствую себя счастливым.
  68. Нервничаю, если должен ждать.
  69. Легко начинаю злиться.
  70. Всегда достаточно энергичен при встрече с трудностями.
  71. Временами так беспокоюсь, что не могу усидеть на месте.
  72. Когда-то я был влюблен.
  73. Стараюсь не быть рассеянным.
  74. Люблю быстроту в работе.
  75. Временами бываю таким возбужденным, что засыпаю с трудом.
  76. Люблю читать любовные романы.
  77. Не раз мне казалось, что я имею столько трудностей, что не смогу их преодолеть.
  78. Приходилось беспокоиться по мелочам больше, чем требовалось.
  79. Подозрительно отношусь к людям, которые по отношению ко мне бывают более вежливы, чем я мог бы от них ожидать.
  80. У меня значительно реже бывают опасения, чем у моих друзей.
  81. Почти все мои родные меня любят.
  82. Приходилось ощущать страх от предметов или людей совершенно безвредных.
  83. Любил ходить в школу.
  84. Иногда чувствую себя бесполезным.
  85. С трудом сосредоточиваюсь на каком-либо задании или работе.
  86. Люблю читать исторические произведения.
  87. С трудом сознаюсь в своих ошибках.
  88. Склонен принимать все близко к сердцу.
  89. Легко просыпаюсь от шума.
  90. Очень впечатлителен.
  91. Употребляю алкоголь в меру или не употребляю совсем.
  92. Жизнь является для меня, как правило, мучением.
  93. Мой вес находится приблизительно на одном уровне.
  94. Иногда мне кажется, что я ни к чему не пригоден.
  95. У меня, несомненно, отсутствует вера в себя.
  96. В последние годы я, как правило, здоров.
  97. Иногда я чувствую себя разбитым.
  98. Боюсь всяческих жизненных трудностей.
  99. Память у меня в порядке.
  100. Обычно я уверен в себе.
  101. Всегда выполняю свои обещания, не считаясь с тем, удобно мне это или нет.
  102. В детстве я немедленно и безропотно выполнял то, что мне поручалось.
  103. Иногда получается, что я говорю о вещах, в которых не разбираюсь.
  104. Не все люди, которых я знаю, мне нравятся.
  105. В играх я предпочитаю скорее выигрывать, чем проигрывать.
  106. Я никогда не опаздывал на свидание или на работу.
  107. Иногда мне хочется выругаться.
  108. Я всегда отвечаю на письма сразу после их прочтения.
  109. Бывает, что я откладываю на завтра то, что следует сделать сегодня.

Приложение 5. Бланк теста «Уровень субъективного контроля».

Инструкция:

«На каждое утверждение данного теста Вы можете выбрать один ответ из шести предложенных. При полном согласии с утверждением поставьте плюс (+) в правый крайний квадрат под цифрой «+3», при полном несогласии - в левый крайний квадрат под цифрой «-3».

Если Ваше мнение не столь категорично, то поставьте плюс в один из промежуточных квадратов (чем правее квадрат, тем больше Вы согласны с данным утверждением)».

Текст опросника.

  1. Продвижение по службе больше зависит от удачного сочетания обстоятельств, чем от способностей и усилий человека.
  2. Большинство разводов происходит от того, что люди не захотели приспособиться к друг другу.
  3. Болезнь - дело случая: если уж суждено заболеть, то ничего не поделаешь.
  4. Люди оказываются одинокими, потому что сами не проявляют интереса и дружелюбия к окружающим.
  5. Осуществление моих желаний часто зависит от везения.
  6. Бесполезно предпринимать усилия для того, чтобы завоевать симпатии других людей.
  7. Внешние обстоятельства - родители или благосостояние - влияют на семейное счастье не меньше, чем отношения супругов.
  8. Я часто чувствую, что мало влияю на то, что происходит со мной.
  9. Как правило, руководство оказывается более эффективным, когда начальник контролирует действия подчиненных, а не полагается на их самостоятельность.
  10. Мои отметки в школе больше зависели от случайных обстоятельств, например, настроения учителя, чем от моих собственных усилий.
  11. Когда я строю планы, то верю, что сумею осуществить их.
  12. То, что многим людям кажется удачей или везением, на самом деле является результатом долгих целенаправленных усилий.
  13. Думаю, что правильный образ жизни может больше помочь здоровью, чем врачи и лекарства.
  14. Если люди не подходят друг другу, то как бы они не старались наладить семейную жизнь, они все равно не смогут.
  15. То хорошее, что я делаю, обычно бывает по достоинству оценено другими.
  16. Дети вырастают такими, какими их воспитывают родители.
  17. Думаю, что случай или судьба не играют важной роли в моей жизни.
  18. Я стараюсь не планировать далеко вперед, потому что многое зависит от того, как сложатся обстоятельства.
  19. Мои отметки в школе больше всего зависели от моих усилий и от степени моей подготовленности.
  20. В семейных конфликтах я чаще чувствую вину за собой, чем за противоположной стороной.
  21. Жизнь большинства людей зависит от стечения обстоятельств.
  22. Я предпочитаю такое руководство, при котором можно самостоятельно определить, что и как делать.
  23. Я думаю, что мой образ жизни ни в коем случае не является причиной моих болезней.
  24. Как правило, именно неудачное стечение обстоятельств мешает людям добиться успеха в своих делах.
  25. В конце концов, за плохое управление организацией ответственны сами люди, которые в ней работают.
  26. Я часто чувствую, что ничего не могу изменить в сложившихся отношениях в семье.
  27. Если я захочу, то смогу расположить к себе любого.
  28. На подрастающее поколение влияет так много обстоятельств, что усилия родителей по воспитанию детей часто оказываются бесполезными.
  29. То, что со мной случается, это дело моих собственных рук.
  30. Трудно бывает понять, почему руководители поступают именно так, а не иначе.
  31. Человек, который не смог добиться успеха в своей работе, скорее всего не проявил достаточно усилий.
  32. Чаще всего я могу добиться от членов своей семьи того, что я хочу.
  33. В неприятностях и неудачах, которые случались в моей жизни, чаще всего были виноваты другие, чем я сам.
  34. Ребенка всегда можно уберечь от простуды, если за ним следить и правильно одевать.
  35. В сложных обстоятельствах я предпочитаю подождать, пока проблемы разрешатся сами собой.
  36. Успех является результатом упорной работы и мало зависит от случая или везения.
  37. Я чувствую, что от меня больше, чем от кого бы то ни было, зависит счастье моей семьи.
  38. Мне всегда было трудно понять, почему я нравлюсь одним людям и не нравлюсь другим.
  39. Я всегда предпочитаю принять решение и действовать самостоятельно, а не надеяться на помощь других или судьбу.
  40. К сожалению, заслуги человека часто остаются непризнанными, несмотря на все его старания.
  41. В семейной жизни бывают такие случаи, когда невозможно их разрешить даже при самом сильном желании.
  42. Способные люди, не сумевшие реализовать свои возможности, должны винить в этом только себя.
  43. Многие мои успехи были возможны только благодаря помощи других людей.
  44. Большинство неудач в моей жизни произошло от неумения, незнания