Мир психологии

психология для всех и каждого

Дата: 14.11.18

Время: 20:21

почта: dreamkids@mail.ru

Вы здесь: Взрослые Родителям Для всех Предупреждение неврозов у детей. Часть 3.

Предупреждение неврозов у детей. Часть 3.

Двумя основными состояниями клеток коры головного мозга (органа психической деятельности) являются возбуждение и торможение. За счет процессов возбуждения выполняются те действия, которые удовлетворяют наши потребности и желания, возникшие под влиянием окружающей среды или запасов, имеющихся у нас, предыдущих впечатлений - так называемых психологических установок.

Механизмы нервных срывов у детей.

За счет процессов торможения подавляется излишняя активность наших поступков, выполнение которых привело бы к нежелательному конфликту с окружающей, в первую очередь социальной, средой.

Если раньше считалось, что вся психическая деятельность сосредоточена только в коре головного мозга, то современная наука, свидетельствует о роли и подкорковых (расположенных в глубинах мозга) образованиях. Их состояние в значительной мере обусловливает возбуждение и торможение клеток коры.

На работу коры головного мозга влияет также состояние всего организма. На фоне тех или иных конституциональных особенностей организма чаще развиваются те или иные формы невротических реакций. Общие заболевания (инфекционные, эндокринные, гематогенные и т.д.), ослабляя организм в целом и неразрывно связанную с ним нервную систему, делают ее более ранимой и повышают вероятность возникновения невроза при тех или иных «психологических» вредностях, которые и являются основной причиной невроза.

И.П.Павловым и его школой было установлено, что нервный срыв (невроз) возникает по одному из трех физиологических механизмов: при перегрузке процессов возбуждения, при перегрузке процессов торможения, при их «столкновении», т.е. когда одновременно сталкиваются возбуждение и торможение.

Чаще всего срыв происходит по механизму перегрузке процессов возбуждения. Когда на приеме к психоневрологу родители приводят ребенка с каким-либо нервным влиянием (страхи, бессонница, раздражительность, капризы, заикание, подергивание, ночные страхи и т.д.), то в подавляющем большинстве случаев они уверенно заявляют, что причиной являются психические поражения ребенка, в первую очередь испуг. На первый взгляд, все ясно. У ребенка еще слабая нервная система, и резкое пугающее впечатление оказалось для нее слишком сильным. Отсюда вытекают рекомендации: создать такому ребенку охранительный, щадящий, лишенный всяких резких впечатлений.

Однако если мы вдумаемся в механизм образования нервного срыва и внимательно присмотримся и проанализируем, что здесь происходит, перед нами неожиданно откроется совсем другая картина. Как неоднократно подчеркивали ведущие отечественные психоневрологи, невроз и у взрослых никогда не возникает от силы или характеры раздражителя, а только от его, как мы говорим, «сигнального значения», т.е. невроз вызывают не сами зрительные, слуховые, болевые и прочие впечатления, а то, что с ними связанно в сознании данного человека, в его жизненном опыте. Например, вид горящего здания может вызвать невроз только в том случае, если человек знает (или предполагает), что в огне гибнет кто-то для него дорогой и что-то для него ценное.

Ребенок не имеет достаточного собственного жизненного опыта и судит об опасности или безопасности происходящего по реакции взрослых, в первую очередь родителей и воспитателей.

Девочка, уже школьница, панически боится мышей, даже на картинках. В остальном она даже храбрая девочка: не боится ни собак, ни коров. В чем же дело? Оказывается, когда она еще ходила в детский сад, во время занятий в углу прошмыгнул мышонок и воспитательница (высший авторитет для ребят) с визгом вскочила на стол, закрепив этим неосознанное восприятие, что «страшнее мыши зверя нет».

Мальчик шести лет, будучи в цирке на представлении с дрессированными медведями, увидев направляющего в его сторону на мотоцикле медведя, дико закричал от страха и сначала вовсе потерял дар речи, а затем длительно заикался. В чем же дело? Почему тысячи детей с наслаждением смотрят на дрессированных медведей, а он стал невротиком? Оказалось, что, когда ему было 2-3 года, бабушка, если он не слушался, пугала его, что придет медведь, и тем самым образ направляющегося к нему медведя стал символом самой страшной опасности.

Интересно, что в другом случае девочка четырех лет, которую на цирковом представлении обхватил вырвавшийся в публику медведь, несмотря на действительно крайнюю опасность, не только не испугалась, но и заявила потом: «Ведь это ученый медведь, он знает, как надо обниматься».

Таких примеров можно привести много.

Дети обычно «храбрее» взрослых: они не бояться лазить на высокие деревья, устраивать костры в квартире, даже просовывать руку в клетку к зверю, и лишь указания взрослых, чем то грозит, развивает у них страх перед подобными действиями.

Опыт показывает, что дети, у которых возник невроз от какого-то «испуга», до этого неоднократно испытывали несравненно более сильные потрясения (ушибы, ожоги, укусы животных, наказания и т.п.), вызывающие у них кратковременный плач, так как они не сопровождались соответствующей сигнализацией взрослых об их опасности. Даже сильная боль ни у ребенка, ни у взрослого не вызовет невроза, если они знают, что она безопасна (от зубной боли никто не стал невротиком), но умеренные неприятные ощущения могут стать основой стойкого невроза, если испытывающий их полагает, что они опасны (как часто сжимающие ощущение в области сердца приводит к тяжелому кардионеврозу - навязчивому страху за свое сердце.

Даже в тех случаях, когда у ребенка настоящее горе, вызванное действительно трагическими событиями (например смертью матери), лаской и спокойным объяснением можно постепенно утешить ребенка и не дать перерасти этому горю в стойкий невроз.

Чем младше ребенок, тем слабее развиты в его коре тормозные процессы и тем легче они срываются при их перегрузке. Это происходит, если ребенку все время кричат: «нельзя!», «перестань!», «не трогай!», «сиди смирно!».

Ребенок имеет право на радостную активную жизнь; он должен и поиграть, и побегать, и даже пошалить. Дайте ему больше свободы и самостоятельности. Запрещать, как уже говорилось, можно и нужно лишь, то, что абсолютно недопустимо, но в этом случае необходимо запрещать твердо и безоговорочно.

Срыву тормозного процесса и развитию безудержности способствует и частое применение наказаний, связанных с длительным лишением свободы и подвижности: ставят в угол, лишают прогулок и т.п. Лишение свободы, перегружая тормозной процесс, всегда повышает агрессивность. Именно поэтому цепная (посаженная на цепь) собака есть синоним злости.

По механизму «столкновения» возбуждения и торможения - невроз может возникнуть тогда, когда одно и то же событие или поступок имеет и положительное, и отрицательное подкрепление. Например, ребенок испытывает нежность к новорожденному брату и одновременно неприязнь к нему за то, что он отвлекает на себя внимание матери; или одновременно испытывает любовь к отцу, покидающему семью, и ненависть к нему за это. Однако чаще подобный срыв происходит по вине родителей, когда сегодня ребенка наказывают за то, что вчера сходило безнаказанным; когда один из родителей разрешает или даже поощряет то, за что другой ругает; когда дома потакают тому, за что взыскивают в детском саду или школе.

По какому бы из этих трех механизмов ни возник нервный срыв у ребенка, закрепляется он и переходит в стойкий невроз, если начинает приносить какие-либо реальные или моральные выгоды, о чем мы выше говорили.