Мир психологии

психология для всех и каждого

Дата: 13.11.18

Время: 08:28

почта: dreamkids@mail.ru

Вы здесь: Взрослые Родителям Для всех Предупреждение неврозов у детей. Часть 10.

Предупреждение неврозов у детей. Часть 10.

В этой части речь идет о дурных привычках. Раскрывается понятие "дурная" привычка, рассматривается механизм формирования привычек. Пытаемся разобраться что значит лгать и что значит фантазировать?

Дурные привычки.

Нередко родители обращаются к психоневрологу по поводу той или иной дурной привычки у ребенка.

Разберемся, что такое "дурная" и что такое "привычка"? Нет абсолютного критерия, что "хорошо" и что "плохо". Эти понятия зависят от общественных отношений, от социальной и классовой среды. Для нас мы будем считать "дурным" все то, что противоречит морали, что идет вразрез с нормами поведения и законами общества.

А что такое "привычка"? Привычкой, в отличие от врожденных инстинктов, т.е. безусловных рефлексов, является условный рефлекс. Привычка есть закрепленное, повторное действие, причем закрепление происходит чаще всего тогда, когда это действие поддерживается условнорефлекторным положительным подкреплением, т.е. приносит удовольствие, выгоду, освобождает от неприятностей.

Ясно, что в случаях, где совершение и не совершение каких-либо поступков зависит от воли ребенка и где ему может быть объяснено, что повлекло желательное, а что нежелательное для него последствие, роль этого механизма выступает особенно ярко.

Отсюда становится понятным, что основой воспитания нужной нам привычки является подкрепление ее положительной эмоцией (удовлетворение потребности, испытываемой ребенком, награда, похвала), а в основе воспитания торможения вредной привычки лежит сопровождение ее отрицательной эмоцией (неудовлетворение потребности, наказание, порицание).

Естественно, что ребенок (особенно маленький) стремится совершать поступки, приносящие ему непосредственное удовольствие, например схватывание вкусного или интересного, отталкивание всякого, кто пытается ограничить его свободу, иногда трение половых органов и т.п. Собственных социальных оценок у маленького ребенка еще нет; он не знает, что нельзя хватать пирожное с чужой тарелки, играть своими половыми органами и т.п. Эту социальную оценку он получает от взрослых, в задачу которых входит воспитание торможения социально неприемлемых привычек.

Сила привычки заключается в том, что привычное действие автоматизируется и уже не требует для выполнения активного участия сознания, напряжения воли, концентрации не нем внимания. Ребенку, привыкшему вовремя вставать, ежедневно совершать утренний туалет, делать зарядку, садиться за уроки, соблюдать правила поведения в обществе и т.п., не требуется напрягать на это свою волю; все это совершается легко, автоматически без затруднения и напряжения. Интеллектуально-волевые ресурсы остаются в запасе для серьезных, неординарных действий и не расходуются на ежедневные навыки, доведенные до автоматизма.

Привычки, особенно возникшие и закрепленные в детстве, могут стать очень стойкими, в дальнейшем будут трудно поддающимися переделке. Недаром говорят: "привычка - вторая натура"; "посеешь поступок - пожнешь привычку, посеешь привычку - пожнешь характер, посеешь характер - пожнешь судьбу".

Мы не будет здесь говорить о таких мелких привычках, как, например, кусать кончик карандаша, обсасывание кончиков волос и т.п., так как (если это не является проявлением невроза навязчивости) они ничем не грозят ни самому носителю, ни окружающим и обычно легко сами проходят.

Итак, основной метод предупреждения и ликвидации дурных привычек заключается в том, чтобы те поступки, которые мы хотим искоренить, никогда не сопровождались бы приятными ощущениями (физическими или моральными), не приносили бы выгоду, а наоборот, сопровождались бы всегда отрицательной эмоцией. Например, даже такая стойкая и тяжелая привычка, как алкоголизм, в основном лечится тем, что после введения определенных лекарств организм на принятие алкоголя отвечает рвотой, болями и другими тяжелыми ощущениями, как бы "наказывающими" за употребление спиртного.

Нередко родители потому потворствуют дурным привычкам, что считают их каким-то особым заболеванием, с которым ребенок не может бороться и как "больной" даже заслуживает особенно мягкого обращения. На самом деле ни пресловутой "клептомании", т.е. якобы неудержимой тяги к воровству, ни "патологической лживости", когда человек будто бы не может не лгать, не "дромомании" - непреодолимой страсти к бродяжничеству и т.п. практически не существует, как не существует врожденного алкоголизма и никотинизма. Все эти и им подобные вредные и дурные привычки есть результат неправильного воспитания, дурного примера, социальных условий и т.п.

Мы, конечно, не имеем в виду крайне редкие проявления автоматических или бессмысленных с точки зрения нормального человека действий, которые могут иногда совершать под влиянием бредовых идей или в сумеречном состоянии сознания душевнобольные (шизофреники, эпилептики); они не только крайне редки, но и легко отличаются своей немотивированностью.

Пример. Мать приводит шестилетнюю девочку "для лечения гипнозом", которая, по ее мнению, страдает клептоманией. Девочка берет без спросу все, что ей захочется, и у матери, и у соседей по квартире, и в детском саду: приглянувшиеся ей безделушки, игрушки, сладости, даже мелочь, на которую она покупает себе мороженое. Мать не только не наказывает за это девочку, но, сочувствуя ее "болезни", проявляет к ней больше доброты и внимания, чем к двум другим "здоровым" детям. Немало труда стоило мне убедить мать, что никакой клептомании нет, что она просто своим потворством закрепила приятную для девочки привычку. Когда мать, наконец, согласилась и твердо потребовала от девочки прекратить воровство, указав, что за это она сама отвечает, - девочка быстро "выздоровела".

А вот другой случай. Мать пятилетней девочки пошла в соседнюю квартиру одолжить денег до зарплаты. Соседка сказала: "Пожалуйста, вот деньги. Не мое дело вмешиваться, но я удивлена. Насколько я знаю, вам материально живется не так уж легко, зачем же вы купили позавчера вашей Кате дорогущую железную дорогу?" Пораженная мать спросила, откуда она это взяла, и получила в ответ, что Катя это сама, захлебываясь от восторга, рассказала соседке. Мать, возмущенная, наказала дочь, чтобы "отучить" ее от вранья. Мы порекомендовали матери, что наказывать за это не нужно было, так как это не вранье, а фантазирование. Девочка, видимо, видела в магазине поразившую ее воображение железную дорогу и стала мечтать и фантазировать, что ее ей купили. Это не более вранье, чем, когда пятилетний мальчик, видя верхом на стуле, заявляет, что он "рыцарь, скачущий на коне".

При фантазировании (особенно часто у школьников) дети не преследуют, в отличие от лжи, какую-либо выгоду, а получают от этого лишь интерес как от игры. Фантазирование не надо пресекать, оно с возрастом и само пройдет. Лучше по мере того как ребенок становится старше, показать ему, что и в реальной окружающей нас жизни немало интересного и романтичного. К сознательной лжи (даже у маленького ребенка) - попытке благодаря обману получить незаслуженную награду, свалить вину на другого, чтобы избавиться от наказания, подделать отметки в школьном дневнике и т.п. - надо быть беспощадным; всякая умышленная ложь обязательно должна быть разоблачена, тогда эта опасная отвратительная привычка полностью исчезнет.

Но борьбу с ней, конечно, надо начинать с создания нужных условий, прежде всего с установления добрый, человечных отношений: ребенок не должен бояться чрезмерной и грозной кары за свои поступки, тогда у него не появится потребность скрывать их. Нужно, чтобы правда была для него естественным и единственным "выходом". Наконец, прежде чем "уличить" ребенка во лжи, надо быть твердо уверенным, что он действительно солгал, не оскорблять его необоснованным подозрением.

Еще пример - смущенная мать находящегося под наблюдением психолога первоклассника и рассказывает о происшедшем с ней случае. Как-то, отведя, как обычно, сына в школу, обнаружила, что забыла дома ключи от рабочего стола, и, вернувшись за ними, увидела мальчика, болтающегося во дворе. Решив, что он убежал с занятий и, вероятно, делал это не впервые, она набросилась на него с упреками. Крайне неуверенные и робкие оправдания сына, что как раз сегодня их почему-то отпустили домой, еще больше обозлили мать, и она сурово наказала его. Когда спустя 2 недели она была на родительском собрании и рассказала учительнице о поступке сына, то выяснилось, что действительно в этот день (из-за болезни преподавателя) дети были отпущены домой.

Итак, мать была несправедлива. В чем в данном случае ошибка матери? Как она должна была поступить, обнаружив во дворе своего сына? Достаточно было твердо спросить мальчика, действительно ли их сегодня отпустили с уроков, и, если бы сын стал настаивать на своем, спокойно сказать ему: "Хорошо, я тебе верю". В дальнейшем, конечно, следовало проверить его слова в школе. Но ни в коем случае мальчик не должен был знать о подозрениях матери.

Требуя от ребенка правдивости, совершенно недопустимо самим лгать при детях. Между тем нередко бывает так. Ребенок подходит к телефону и сообщает: "Мама (или папа), тебе звонит дядя Витя". Мать, по каким-то причинам желая избежать этого разговора, говорит ребенку: "Скажи, что меня нет дома". Принимая сегодня участие в таком "авторитетном" обмане, завтра ребенок сам прибегнет с сознательной лжи.

Встречаются дети с упорным стремлением к уходу из дому и бродяжничеству. Оно получило специальной название - "дромомания". Это тоже чаще всего не болезнь, а результат определенных недостатков воспитания.

При выяснении причин, приведших к появлению этой привычки, обнаружилось, что чаще всего ребенок в первый раз уходит из дома либо когда его в порядке наказания длительно лишают прогулок, либо из страха перед суровым наказанием, ожидающим его при возвращении домой с плохой оценкой или замечанием в дневнике; затем привычка эта закрепляется.

И, конечно, нельзя допускать, чтобы ребенок получил выгоду - прощение с помощью угрозы уйти из дома.