Мир психологии

психология для всех и каждого

Дата: 24.03.17

Время: 07:12

почта: dreamkids@mail.ru

Рак

Способность съедать самого себя; способность бороться или сдаваться

Определение

Под раком понимают быстрый инфильтративный рост тканевых клеток. Раковые клетки забирают кислород и питательные вещества у здоровых клеток, что вызывает повреждение и гибель последних. По кровяному и лимфатическому руслу частички опухолевой ткани могут проникать даже в отдаленные органы, где начинают образовываться так называемые дочерние опухоли (метастазы). Если не удается остановить этот злокачественный процесс, то поражаются и окружающие опухоль ткани.

Симптоматика

«Рак» — это не название одного единственного заболевания: на настоящий момент известно около 100 различных его форм. Некоторые раковые опухоли растут очень медленно и имеют хороший прогноз на излечение, другие проявляются только тогда, когда болезнь достигает такой далеко зашедшей стадии, которую называют из-за этого «коварной» и «предательской». Точная причина заболевания еще не раскрыта до конца. В общем, принято считать, что рак может развиться в результате хронического или особо интенсивного воздействия определенных раздражающих (канцерогенных) веществ.

Транскультурный подход и эпидемиология

Специально созданная Комиссией Европейских сообществ (1989) исследовательская группа представила следующие данные:

  • Смертельный исход от рака легких у мужчин, районы с наиболее высокой заболеваемостью на сегодняшний день (Великобритания, страны Бенилюкса, Германия, северная Италия) являются зонами с особенно высоким потреблением табачных изделий 15 — 20 лет назад; согласно исследованиям, этот промежуток времени соответствует сроку между началом курения и развитием ракового заболевания.
  • Смертельный исход от рака пищевода у мужчин: алкоголизм, усугубляемый курением, объясняет исключительно высокую смертность на западе Франции.
  • Смертельный исход от злокачественной меланомы у мужчин: это злокачественное заболевание кожи приносит больше всего жертв в Северной Европе (Дания, Германия, Великобритания). Для лиц со светлой кожей основным фактором риска является случайное, но чрезмерное солнечное облучение.
  • Смертельный исход от рака груди у женщин: цифры смертности особенно высоки в Северной Европе: Дании, Великобритании, Ирландии, Голландии. К факторам риска относится избыточная масса тела, а также богатое животными жирами питание. Эти данные нуждаются еще в подтверждении.
  • Смертельный исход от рака желудка у женщин: смертность особенно высока в северной Италии и Португалии. Вероятно, фактором риска является недостаток свежих овощей и фруктов в пище.

Обзор литературы

Имеющиеся на сегодняшний день результаты психосоматических исследований онкологических больных позволяют говорить о взаимосвязи эмоций, центральной нервной системы и иммунной системы. Bartrop и соавт. (1979) обнаружили у овдовевших супругов спустя пять недель после смерти партнера отчетливое ослабление иммунной системы (токсическая зернистость лейкоцитов). Kissen (1967) выявил' у больных раком легкого частое нарушение способности к выражению эмоций, сочетающееся с повышенной продукцией стероидов и снижением иммунной защиты. Greens (1966) установил влияние травмирующих жизненных событий и трудностей в преодолении конфликтов на иммунную систему. Grossarth-Maticek (1980) исходит из того, что все канцерогены синергично взаимосвязаны с психосоциальными факторами. В перспективном исследовании, посвященном раку легкого и курению, он показал, что физический фактор риска — курение — действует канцерогенно только тогда, когда он сочетается с психосоциальным фактором риска (например, длительно существующее состояние безнадежности).

Действие определенных установок на предрасположенных к раковому заболеванию людей изучали Leshan и Worthington (1956), Schmale и Iker (1966), Bahnson (1969) и Greene (1966): уже до проявления заболевания у обследованных лиц были выявлены чувства подавленности, безнадежности и отчаяния.

Результаты исследований Kissen (1967), Bahnson (1969) и Grossarth-Maticek (1980) показали, что игнорирование и подавление чувств и конфликтов могут повышать риск развития злокачественной опухоли.

Пословицы и народная мудрость

Его что-то гложет; прекратить борьбу; отравлять себе жизнь; бич человечества; это изнурило его; смерть приходит в рассрочку; примириться со своей судьбой; крест нашего времени; быть похищенным; поедать или быть пожираемым; жить на чужой счет; беззастенчиво разрастаться; я или другие; предательски.

Притча: «Волшебник»

Однажды мулла отправился в кладовую за орехами, так как жена обещала сварить ему кушанье, в которое добавляют орехи. Предвкушая, как он будет наслаждаться своим любимым блюдом, мулла глубоко засунул руку в сосуд с орехами и захватил так много в пригоршню, что не мог вытащить руку. Как он ни тянул руку, как ни дергал, сосуд не выпускал ее. Он жаловался, стонал и даже ругался, чего, собственно, мулла не имеет права делать. Но все было напрасно! Даже когда жена взялась за сосуд и изо всех сил потянула его на себя, то и это не помогло. Рука застряла в горлышке сосуда. После многих бесплодных попыток они позвали на помощь соседей. Все с интересом следили за тем, что происходило. Один из соседей посмотрел на беднягу и спросил его, как это могло случиться. Плаксивым голосом, со стонами отчаяния мулла поведал ему, какая беда стряслась с ним. Сосед сказал: «Я тебе помогу, если ты точно будешь исполнять то, что я скажу!>> <<Я готов целовать тебе руки и делать все, что ты прикажешь, только освободи меня от этого чудовища-сосуда!» «Тогда засунь по локоть всю руку в сосуд». Мулла очень удивился: зачем ему было глубже засовывать руку в сосуд, если он хотел ее вызволить оттуда? Однако он сделал так, как ему велели. Сосед продолжал: «Теперь разожми кулак и пусть выпадут орехи, которые ты в нем зажал». Это приказание вызвало недовольство муллы: ведь он как раз хотел достать орехи для своего любимого кушанья, а теперь ему велят их выпустить. С неохотой он выполнил и это указание. «Теперь выпрями пальцы, прижми их друг к другу и медленно вытягивай руку из сосуда». Мулла сделал, как ему велели, — и, о чудо, без труда вытащил руку. «Моя рука свободна, но как же я достану орехи?» — недоумевал мулла. Тогда сосед взял сосуд, нагнул его и высыпал столько орехов, сколько было нужно мулле. Вылупив глаза и разинув рот от изумления, мулла посмотрел на все это, а потом сказал: «Уж не волшебник ли ты?».

Аспекты самопомощи: развитие онкологических заболеваний с точки зрения позитивной психотерапии

а) Жалобы и физиология

Деление и размножение клеток обеспечивают рост организма и постоянное обновление клеток. Это является нормальным физиологическим процессом до тех пор, пока образуется клеток не больше, чем требуется. Процесс только тогда становится патологическим, когда определенная группа клеток начинает бесконтрольно размножаться, проникает в соседние ткани и разрушает их. Сами по себе раковые клетки не выполняют никакой функции. Особый статус злокачественные заболевания получают еще и потому, что может быть поражен любой орган.

б) Актуальный конфликт: четыре формы переработки конфликта — психосоциальная ситуация перенапряжения

Пациент воспринимает заболевание как угрозу всему своему существу. Он боится не только болей, угасания и ранней смерти, но и физических дефектов (например, удаления части тела или органа, облысения из-за химиотерапии), а также социальной изоляции вследствие длительного пребывания в больнице и тревоги у близких, что ведет к ограничению контактов. Именно в нашем обществе с подчеркнутой ролью деятельности потеря физических сил и способности к профессиональному труду переносится особенно тяжело. Рак в целом не является таким повседневно встречающимся заболеванием (несмотря на широкую распространенность), как, например, инфаркт миокарда или сахарный диабет, и последние не менее «опасны». Иметь онкологическое заболевание означает больше: рак — это что-то неизлечимое, это «послание смерти». С другими людьми так просто об этом тоже не поговоришь. Часто возникает даже страх произнести слово «рак», как будто на нем лежит табу. Даже врачи нередко не называют болезнь своим именем, и с пациентом не обсуждается возможное течение заболевания. Все описывается в общих чертах, пациент имеет о болезни смутное представление; часто ему вообще ничего не говорят, что, однако, еще больше усиливает сомнения пациента, но никак не помогает ему. Больной ощущает себя покинутым.

Больной раком склонен к уходу в работу. Сфера разум/деятельность развита у него сильно. Хорошая должность — надеется он — даст ему уверенность и признание. Поэтому он тяжелее переносит промахи. Неудачи на работе нередко обнаруживаются перед началом злокачественного заболевания. Так же тяжело переживает он потерю близкого человека. Типичный западный раковый больной очень часто культивирует исключительные отношения только с одним человеком, игнорируя внешние контакты. Он охотно жертвует собой для родителей, детей или супруга. Он вкладывает в эти отношения всего себя и готов вынести все, лишь бы не потерять партнера. Если по какой-либо причине дело доходит до развода, этот «удар судьбы» может вывести больного из психофизического равновесия.

Сфера фантазий бывает ограниченной. Воображение развивается, кажется, только в направлении страхов, тревог, сомнений. Больные со злокачественными опухолями часто не имеют осознанных представлений о желаемом, а если имеют, то у них не хватает мужества реализовать то, что они бы хотели сделать, то, о чем мечтали. Экспансивные намерения были у них подавлены обычно еще в детстве или же их цели, связанные с самопожертвованием, не имеют пределов. С этой точки зрения заболевание раком является сигналом для интеграции четырех сфер переработки конфликтов, чтобы уменьшить самостоятельное существование («метастазы») отдельных жизненных сфер. Большую помощь в этом может оказать выяснение и дифференцировка микротравматических переживаний в последние 5 — 10 лет.

в) Базовый конфликт: четыре модели для подражания — условия раннего развития

На основе данных многочисленных исследований личности как у манифестных больных раком, так и у больных с другими диагнозами на момент исследования, а также используя мои собственные данные за последние 26 лет, можно сделать вывод, что модели для подражания и их базовые концепции отношения к своему телу (здоровье/болезнь, эстетика, питание), к профессии и работе, к общению с людьми/партнерству, к будущему и жизненной философии являют собой отличный способ познакомиться с субъективной оценкой пациентом развития, течения и прогноза болезни. Семейные концепции типа «что с того?» или «все это все равно не имеет смысла», «нужно принимать все так, как есть», «здоровье — это все, жизнь без здоровья — это ничто» воспринимают будущее закрытым и безнадежным. Часто эти люди, уже будучи взрослыми, страдают от этих взглядов. Собственные потребности они или вообще не воспринимают, или игнорируют их. Выразить свои чувства им очень сложно. Нередки проблемы в сексуальной области. Они не научились последовательно преодолевать эмоциональные проблемы и освобождаться от повседневного раздражения. Проблемы будто «въедаются» в них.

г) Актуальные и базовые концепции: внутренняя динамика конфликта

Решающее значение для психосоматического понимания злокачественных заболеваний имело открытие факта, что иммунная система человека тесно связана с возникновением ракового заболевания, т.е. от сопротивляемости организма, его защитных сил зависит, «спокойно» ли ведут себя клетки или начинают безудержно размножаться. Известно, что защитные силы организма ослабляются душевными травмами, так что эмоции также могут влиять на возникновение и течение рака. Благодаря многочисленным научным исследованиям, которые подтверждают это предположение, сегодня уже не приходится сомневаться, что психические факторы играют важнейшую роль в развитии онкологических заболеваний. И этот факт важен не только для возникновения, манифестации и роста опухоли, но и для ее уменьшения. Последнее может придать нам сил и оптимизма: не стоит пускать заболевание на самотек, мы можем сделать кое-что для выздоровления.

Терапевтический аспект: пятиступенчатый процесс позитивной психотерапии при онкологических заболеваниях

Описание сличая: «Беда никогда не приходит одна»

Пациентка 45 лет с 1977 г. живет в разводе; до настоящего времени продавщица в магазине мужа, две дочери (в возрасте 17 и 15 лет); родители живы, есть брат и сестра, католичка. Больную направил ко мне эксперт, занимающийся бракоразводными делами. Он поставил вопрос о необходимости или возможности расторжения брака в данный момент с точки зрения психотерапевта. Речь шла о состоянии после операции по удалению груди и матки вследствие карциномы или карциноматозного перерождения. Пациентка выглядела очень подавленной и беспомощной. Симптоматически были выявлены также фобии, нарушения сна, тревожность и суицидальные намерения. В первом интервью я попытался выявить кумулятивно действующие факторы, влияющие на развитие и прогноз нарушений. Ниже приведены важнейшие сведения, полученные в процессе психотерапии на пяти стадиях:

1) В 1977 г. у больной была удалена матка. Поводом для этого было карциноматозное перерождение доброкачественной опухоли. Это событие было для женщины вдвойне тяжелым: обоснованный страх перед новым развитием рака повлек за собой серьезные переживания, которые приобрели депрессивные и меланхолические черты; удаление матки переживалось как физическая неполноценность. Хотя это событие не означало изменения качества сексуальной жизни, пациентка стала ощущать себя, отчасти неосознанно, «неполноценной женщиной». Это обусловило чрезвычайную чувствительность ко всему, что могло быть хоть сколько-нибудь интерпретировано как оскорбление Я. Развитие этой симптоматики по времени совпало с неоднократной неверностью мужа в последние три года. После операции, как надеялась больная, ее супружеские проблемы улягутся.

2) В декабре 1979 г. вновь был поставлен диагноз злокачественной опухоли и была удалена левая грудь. Это событие обострило уже назревший конфликт. Если до этого чувство физической неполноценности было существенной проблемой самой пациентки, то теперь в связи с операцией это стало супружеской проблемой.

3) За три года до начала заболевания больная узнала, что у ее мужа появилась связь с другой женщиной. Муж все время отрицал это. За 10 недель до операции по удалению матки он, наконец, признался, что у него есть другая женщина, и он хочет развестись. Это явилось для больной глубочайшей обидой, что усилило возникшую депрессию. «Несмотря на все предшествовавшие супружеские неурядицы», она почувствовала себя брошенной в беде в самый ответственный момент своей жизни. Помимо «неверности», которая, по-видимому, вернула прежние страхи из детства, большую роль сыграло чувство несправедливости обращения с ней: «Вместе со своим мужем я участвовала в деле, вместе с ним строила дом. Я старалась день и ночь, а теперь меня бросили в беде. Да, беда никогда не приходит одна».

4) В такой обстановке она прожила до июня 1981 г., когда муж действительно выселился из их общей квартиры. Конфликты, которые до сих пор были в тени, вырвались наружу и повергли больную в полную безнадежность. Были поставлены под вопрос не только общие перспективы на жизнь с мужем, но и вообще планы на будущее (канцерофобия). С этими конфликтами ей надлежало бороться, хотя существенные аспекты внутренних душевных защитных механизмов уже были подорваны или вытеснены.

Эти факторы, воздействовавшие в течение многих лет, приобрели для больной травмирующий характер. При сопутствующих перегрузках на работе возникли социальная изоляция, страх перед будущим и безнадежность, патологическая реакция горя с вегетативными симптомами на базе депрессивной структуры невроза. Развод в данный момент казался женщине невыносимым событием, но, тем не менее, она иногда думала о возможности отделения, ей нужно было время, чтобы суметь пережить это в реальности.

С врачебной точки зрения я предложил отсрочить развод на 6 мес. Это дало возможность провести за это время конфликт-центрированную психотерапию. Акцентами при этом стали четыре сферы переработки конфликтов, четыре модели для подражания и анализ актуальных способностей верность, доверие, контакты и вера/надежда.

По сути, я пессимист. Для меня многое уже предопределено. Я могу надеяться только тогда, когда вижу что-то позитивное или успех. Например, перед каждым отпуском я убеждена, что из него ничего хорошего не выйдет, потому что наверняка будет лить дождь или стоять невыносимая жара. Но если настает погожий солнечный денек, у меня появляется надежда, что, быть может, мой отпуск удастся провести хорошо. Я надеюсь, что мои дети когда-нибудь поступят в вузы. Но если я обнаруживаю вдруг у них какое-либо слабое место (например, недостаточную внимательность), я перестаю верить в это и думаю, что им это никогда не удастся. Я надеюсь только тогда, когда могу положиться на других. Я надеюсь, например, что мои разрушенные отношения удастся восстановить, потому что полагаюсь на Вас и думаю, что Вам-то это удастся. Я также очень надеюсь, что наш брак можно спасти, он станет крепче и никогда уже не даст трещину. С другой стороны, меня постоянно посещают мысли о том, что раз мой муж меня оставил, мне придется жить дальше одной. Я надеюсь на многое (например, что будет мир), но я не могу полностью в это верить. Мои бабушка и мать никогда не надеялись на что-либо хорошее. Они всегда желали себе только смерти, потому что все было очень плохо, и жизнь не имела никакого смысла. Когда я ребенком выражала какую-то надежду, в ответ всегда говорилось только: «Ты еще узнаешь, что ничего из этого не выйдет».

С больной обсуждались и анализировались актуальные способности сомнение /уверенность, надежда, единство и верность, которые в форме невротической навязчивости приводили к актуализации базового конфликта. Так как женщина любой ценой хотела сохранить партнерские отношения, хотя, как она сама признавалась, это не имело смысла, я рассказал ей притчу «Волшебник». Эта история послужила медиатором на протяжении 15 сеансов и облегчила изменение ее отношения к этой проблеме, позволила отказаться от своих намерений и увидеть в этом новые перспективы.

Как показывают мои 18-летние исследования и совместная работа с врачами различной специализации, которые работают с онкологическими больными, четыре формы переработки конфликтов предоставляют хорошую возможность для диагностики, терапии и прогноза заболевания:

  1. Безнадежность пациента может быть преодолена при обсуждении вопросов типа «Откуда я — зачем я?» и вопросов о смысле жизни, смысле болезни.
  2. Социальную изоляцию легче всего преодолеть, если мы настраиваем пациента на общение с партнером, детьми, семьей, друзьями и знакомыми в зависимости от конкретной ситуации.
  3. Стрессовую ситуацию можно преодолеть, проанализировав травматически влияющие на пациента актуальные способности на работе.
  4. Стабилизацию физических факторов, с одной стороны, можно обеспечить соответствующей химиотерапией релаксационными методиками и правильным питанием, с другой — сбалансированностью отношений в трех других сферах.